О происхождении чеченского и ингушского народов в свете данных генетических исследований


Как известно, у всех кавказских народов сильно развиты родственные связи. Вероятно, именно поэтому у чеченцев и других популяций Кавказа чрезвычайно высок и интерес к истории происхождения не только своей семьи, тейпа и народа в целом, но не меньший интерес вызывают и родственные связи с соседними народами, а также древними, уже несуществующими народами мира. Но, несмотря на такой большой интерес, тем не менее,  история происхождения чеченского народа как, впрочем, и других народов Кавказа, остается неясной. И это позволяет нашим недоброжелателям или просто недалеким людям извращать ее, распространять слухи, вводить людей в заблуждение, сеять вражду между людьми как внутри народа, так и с нашими соседями (происходит ли это по злому умыслу или просто по незнанию, не суть важно). А ученые – историки, археологи, лингвисты за двести лет изучения Кавказа так и не смогли окончательно и однозначно ответить на вопросы происхождения и родственных связей горских народов. Причина такого неудовлетворительного состояния дел кроется не в ученых, часть которых своим бескорыстным трудом создавали научные знания, а в принципиальных возможностях и инструментарии традиционных наук. Дело в том, что объекты исследования этих традиционных наук не являются вещами абсолютными, однородными и неизменными. Культура, язык, антропологический тип изменяются в результате естественного развития, природных и политических катаклизмов, миграционных и ассимиляционных процессов, заимствований и многого другого. В связи с этим результаты исследований историков, археологов, этнографов, лингвистов также не носят абсолютно достоверного характера и не могут дать однозначных ответов на многие вопросы этногенеза. Но в настоящее время появился шанс решить вопрос этногенеза кавказцев окончательно и бесповоротно. И произошло это благодаря появлению новой науки, популяционной генетики. Этот генетический метод позволяет однозначно устанавливать степень генетического родства как между отдельными людьми, так и целыми народами, рассчитывать времена зарождения этих народов, определять очаги их формирования и пути миграций…

Собственно классическая генетика наука не новая. Она зародилась еще в 1865 году, когда монах Грегор Мендель, занимавшийся изучением гибридизации растений в Августинском монастыре в Брюнне (Брно, ныне на территории Чехии) обнародовал на заседании местного общества естествоиспытателей результаты исследований о передаче по наследству признаков при скрещивании гороха. Но стремительно развиваться начала она только в последние четыре десятилетия благодаря новым научно-техническим возможностям, позволившим ученым-генетикам расшифровывать (или фактически читать) генетические коды всего живого – растений, микроорганизмов, животных и человека. Появились методики и инструментарий, позволившие рассмотреть сначала фрагментарно, а теперь и полностью, каким образом устроена ДНК или иначе дезоксирибонуклеиновая кислота.  Многие слышали о ДНК и даже изучали ее строение в рамках школьной программы, но мы уверены, что мало кто знает или помнит, что она из себя представляет и какие функции выполняет. Поэтому, прежде чем перейти к непосредственной теме статьи, мы считаем необходимым напомнить читателям о строении, некоторых особенностях и функциях ДНК. Дезоксирибонуклеиновая кислота – это очень длинная органическая макромолекула, обеспечивающая хранение, передачу из поколения в поколение и реализацию генетической программы развития и функционирования живых организмов. Или говоря проще, ДНК руководит формированием белков в организме и, следовательно, по большому счету, определяет, каким этот организм будет, то есть определяет его фенотип. Она представляет собой двойную спираль, состоящую всего из четырех взаимосвязанных элементов, нуклеотидов (аденин-А, гуанин-G, тимин-Т и цитозин-С), которые располагаются внутри этой спирали в виде нуклеотидных пар (А-Т, G-С) в определенной последовательности. Находятся же эти молекулы в ядре каждой клетки организма внутри хромосом. Не все также помнят, что каждая клетка человека содержит 23 пары гомологичных (однотипных) хромосом, то есть всего 46 хромосом. 23 хромосомы первичная клетка ребенка (фактически зародыш будущего человека, который образуется путем оплодотворения половой клетки матери отцовской половой клеткой) получает от половой клетки матери и 23 хромосомы от половой клетки отца. Из них две хромосомы половые, отвечающие за пол ребенка (XX в случае девочки или XY в случае мальчика), тогда как остальные 44 соматические (аутосомные), отвечающие за фенотип ребенка. Но очень важно отметить, что соматические хромосомы ребенка существенно отличаются от исходных соматических хромосом родителей, поскольку при формировании первой клетки плода, в процессе митоза, происходит “слипание” (кроссовер) однотипных гомологичных хромосом и они начинают активно обмениваться целыми участками между собой (так называемая рекомбинация хромосомы). Таким образом, уже полноценная соматическая хромосома ребенка представляет собой смесь материнской и отцовской соматических хромосом. Этого не происходит только с Y хромосомой и только потому, что ей просто не с кем рекомбинировать – ведь в клетке ребенка она только одна, у нее нет однотипной, гомологичной хромосомы. Следовательно, только одна хромосома и соответственно молекула ДНК из 46 передается в практически неизменном виде от родителей к ребенку (или точнее от отца к сыну) – это половая Y хромосома. И именно это свойство Y хромосомы используется генетиками в анализах отцовства мальчиков, так как Y хромосома ребенка должна быть идентична Y хромосоме отца. Для установления материнства используется ДНК митохондрии – «энергетической станции» клетки, которая также передается от матери всем ее детям обеих полов в практически неизменном виде (отцовская митохондрия его детям не передается). А как быть в таком случае с отцовством девочек, ведь у них нет Y хромосомы? K сожалению никак, генетика в данном случае ничем помочь не может. В связи с этим обстоятельством, генетическому исследованию в большей степени подвергаются люди мужского пола, так как именно мужчины имеют Y хромосому от своего праотца и митохондрию от своей праматери, тогда как тестирование женщин, не имеющих Y хромосомы, дает информацию только о митохондрии и соответственно о материнской линии. Таким образом, генетические исследования мужской Y хромосомы позволяет популяционным генетикам устанавливать генетическое родство мужчин разной этнической и расовой принадлежности по отцовской линии вплоть до их общего предка на многие тысячелетия вглубь истории, тогда как изучение мтДНК позволяет устанавливать родство людей обеих полов по женской линии вплоть до их общей праматери. В последние годы активно исследуется и аутосомная ДНК. Не смотря на то, что как мы писали выше, аутосомная ДНК в каждом поколении изменяется в результате рекомбинации и в течении последних 7 поколений должна была бы полностью отличаться от ДНК седьмых предков по отцовской и материнской линиям, на самом деле этого не происходит. Дело в том, что любая популяция в значительной степени является замкнутой системой, то есть большинство браков заключаются внутри нее. Благодаря этому внутри популяции циркулируют одни и те же гены (участки аутосомных ДНК, ответственных за те или иные признаки человека), характерные именно этой популяции и отличные от генов других популяций. И поэтому при рекомбинациях, когда происходит обмен генами между отцовскими и материнскими аутосомными ДНК, подобное от отца заменяется подобным от матери. Аутосомный анализ позволяет находить эти характерные именно данной популяции участки генома и соответственно определять этническую принадлежность человека. Кроме того, нахождение этих характерных участков у представителей других популяций позволяет судить о участии в их формировании представителей данного этноса. То есть в широком смысле аутосомный анализ позволяет судить о том, каким образом, из каких миграционных потоков сложилась та или иная популяция. Таким образом, мы выяснили, что в настоящее время современная наука позволяет проводить три типа исследований генома человека: исследования мужской Y хромосомы на выявление генетического родства мужчин по отцовской линии, исследования мтДНК на выявление генетического родства людей по женской линии и аутосомные исследования на выявление принадлежности человека к той или иной популяции или участие в их этногенезе представителей других популяций. Подобные исследования проводят как специализированные научные центры (например, Эстонский биоцентр в г. Тарту, Институт биохимии и генетики Уфимского Научного центра РАН и ряд других), так и различные коммерческие генетические лаборатории (например, FTDNA, Ancestry, SMGF и ряд других). Поскольку научные центры работают согласно своих внутренних планов исследований или в рамках зарубежных грандов, то естественно, что обычный человек не может пройти тестирование в них. Но это очень легко сделать в коммерческой лаборатории. Достаточно зайти на официальный сайт лаборатории (например, http://www.ftdna.com), выбрать продукт, отвечающий Вашим интересам и финансовым возможностям, и оплатить заказ банковской карточкой. Через некоторое время Вы получите по почте контейнер для отбора слюны и уже через месяц после его отправки обратно в лабораторию сможете ознакомиться с результатами анализа на Вашей персональной страничке.

Что же удалось выяснить ученым-генетикам за последние 30 лет? Одним из самых важных открытий является следующее. Независимые генетические исследования всех существующих разновидностей современного человека позволили сделать вывод о едином происхождении человечества от «генетических» Адама и Евы, проживавших 180 тыс. лет назад на территории Северо-Восточной Африки. Необходимо отметить, что в различные времена преобладали различные теории возникновения человека и человечества. В древних религиозных представлениях преобладала теория происхождения человека от животных и даже растений (тотемизм, буддизм…). Позже возникает теория единого божественного происхождения человека (иудаизм, христианство, ислам). Еще позже ее сменяет теория происхождения человека от высокоразвитых предков современных обезьян (эволюционная теория Дарвина), теория происхождения человека в целом или отдельных рас от неандертальцев (теория «мультицентризма») и, наконец, теория внеземного, космического происхождения человека. Ученые-генетики поставили жирную точку под этими бесконечными дискуссиями. Вывод о едином происхождении человечества был сделан на основании факта совпадения геномов всех современных людей, вне зависимости от их расовой принадлежности, на 99,9%. В то же время, этот же результат говорит и о том, что все расовые и этнические различия между людьми обусловлены только 0,1% различий в их геномах, образовавшихся в результате внутренних мутаций ДНК в процессе исторического развития человечества. И тут наступает время опять вернуться к теоретическим основам генетики и популярно рассказать о мутациях.

Современной науке известны два типа мутаций – SNP-мутация и STR-мутация. SNP(Single-nucleotide polymorphism)-мутация – это одноразовая и необратимая мутация, заключающаяся в замене в молекуле ДНК одного нуклеотида другим (например А-аденин заменяется на G- гуанин). В результате такой мутации у человека образуется своего рода генетическая метка, которая наследуется всеми его потомками. SNP-анализ точно определяет наличие у человека той или иной SNP-мутации (или иначе снипа) и позволяет говорить о принадлежности этого человека к группе людей, происходящих от одного предка. Соответственно, все люди, имеющие в своем геноме одинаковые SNP-мутации, выделяются генетиками в группы, которые иначе называют гаплогруппами. Приведем следующий пример. В настоящее время еще существуют люди, ДНК которых не претерпела со времен Адама никаких изменений, то ест их геном полностью совпадает с геномом нашего общего прародителя и отсутствуют какие либо SNP-мутации. Всех этих людей ученые-генетики отнесли к мужской гаплогруппе А. Но у одного из потомков «генетического» Адама, относившегося к гаплогруппе А, вдруг произошла мутация, названная ученными М60 (в позиции 20337460..20337461 Y хромосомы произошла нуклеотидная замена del -> T). Данная мутация присутствует у всех потомков этого человека и они были выделены ученными в отдельную группу В-M60. В свою очередь один из потомков основателя гаплогруппы В получил еще одну мутацию, названную генетиками M168 (в позиции 13323385 произошла нуклеотидная замена C -> T) и этот человек стал основателем нового семейства или гаплогруппы СТ-M168. Потомки именно этого человека первыми вышли из Африки и заселили Евразию и поэтому его называют «генетическим» Ноахом или евразийским Адамом. Таким образом происходило образование и других гаплогрупп, число которых достигает не менее 20 у мужчин и не менее 18 у женщин. Но и это еще не все. Внутри каждого такого большого семейства, у разных его представителей, также происходили собственные SNP-мутации, в результате которых с течением времени внутри гаплогруппы складывались подсемейства (подгруппы) или иначе субгруппы. Число ныне известных таких субгрупп очень велико и переваливает за несколько тысяч. Таким образом складывалось генетическое дерево человечества и SNP-анализ может однозначно определить точное положение каждого человека на нем.

После того, как человек посредством SNP-анализа определит свое место на генетическом дереве, то есть найдет свою гаплогруппу и субгруппу (или иначе SNP-мутацию или семейство людей, происходящим вместе с ним от одного последнего общего предка) перед ним встает другая задача. А именно, выяснить, с кем из многих тысяч людей из этого семейства он имеет более близкое родство? И на этот вопрос дает ответ STR(Short Tandem Repeats)-анализ. Суть этого анализа в следующем. Дело в том, что в ДНК человека есть однородные участки (локусы) в которых нуклеотиды повторяются в одной и той же последовательности несколько раз в виде тандемных повторов, например, так, как это показано ниже:
CTGT TCTA TCTA TCTA TCTA TCTA TCTA TCTA TCTA TCTA TCTGCC
Нетрудно увидеть, что данный участок (локус) Y хромосомы, который получил название (маркер) DYS391, содержит 9 тандемных повторов TCTA (это можно записать следующим образом: DYS391=9). STR-мутация  заключается в том, что число таких повторов может равновероятностно увеличиться или уменьшиться на один и более тандемов (например, стать DYS391=8 или DYS391=10). Такие мутации, в отличие от SNP-мутаций, обратимы и реализуются значительно чаще. Так, STR-анализы потомков дворянских и царских фамилий, имеющих документированное генеалогическое дерево, а также анализ множества пар отец-сын, позволил ученым выяснить, как часто происходят STR-мутации, рассчитать скорости мутаций каждого локуса и создать на их основе формулы расчета последнего общего предка для людей одного происхождения. Но, даже не зная всех этих премудростей, любых два человек, имеющих данные STR-анализа, могут легко оценить близость своего родства по количеству различий в результатах. Совершенно очевидно, что у близких родственников различий в результатах STR-анализа (в числе тандемных повторов в каждом локусе) или не должно быть, или должно быть минимально. Мы проводили подобный эксперимент и не обнаружили никаких различий между данными родных, двоюродных и даже пятиюродных братьев. И наоборот, чем дальше родство, тем больше различий в данных STR-анализа. Другим достоинством анализа является возможность использования результатов этих исследований в построении медианных сетей и дендограмм, которые наглядно показывают, какое место в ряду своих близких и дальних родственников занимает каждый из них. Существует много и других возможностей, рассмотрение которых выходит за рамки данной статьи. Но необходимо отметить последний момент. Если на заре развития популяционной генетики анализировали только шесть участков Y-хромосомы (локусов), то сейчас коммерческие лаборатории по желанию заказчика исследуют от 12 до 400 локусов, что существенно повышает точность, надежность и  увеличивает потенциальные возможности применения результатов STR-анализа. На наш взгляд оптимальным с точки зрения стоимости и актуальной на сегодняшний день достаточности является STR-анализ 37 или 67 локусов (Y-37 или Y-67).

И наконец, необходимо объяснить, почему происходят все эти мутации, а также плохо это или хорошо для каждого конкретного человека. Как правило, обычный человек, услышав даже слово мутация сразу пугается и начинает представлять себе уродов-мутантов, зомби и прочие ужасы. На самом деле мутации бывают как положительные, так и действительно отрицательные. Спешим успокоить особо впечатлительных – благодаря естественному отбору носители отрицательных мутаций просто не имеют шансов на выживание, они либо не дают потомства, либо если это и произошло, то данное потомство нежизнеспособно. Поэтому выживали и успешно размножались только люди с положительными мутациями, то есть такими мутациями, которые повышали адаптационные возможности человека. Почему возникают мутации? Как правило, мутации – это реакция организма на внешнее воздействие, позволяющее организму адаптироваться к окружающей среде или противодействовать какому-либо внешнему раздражителю. Мутации вызывает все то, что может воздействовать на организм на внутриклеточном уровне, так как ДНК находится внутри клетки. В первую очередь это могут быть вирусы, которые благодаря своим малым размерам легко проникают в клетки организма. Более крупные бактерии не могут проникать в клетки, но могут влиять на ДНК опосредованно, через  выделение токсинов, которые потом с током крови проникают внутрь клетки. Точно также воздействуют на ДНК и химические вещества – через пищу, воздух, кожу они попадают в кровь и уже потом внутрь клетки. Напрямую на ДНК может действовать радиация. Но самым главным фактором, вызывавшим мутации человека, являлись существенные изменения среды обитания, как в результате изменений климатических условий, так и перемен места жительства. И тут надо понимать, что речь идет не о кратковременной поездке в Москву или переезде из Ачхой-Мартана в Урус-Мартан. Существует термин «локализация», который подразумевает длительное (на протяжении нескольких поколений) и относительно изолированное существование группы людей в кардинально отличных климатических, географических, ландшафтных условиях с характерным для этой местности питанием. Только после такой «локализации» начинается естественный процесс комплектования оптимального набора генов, приводящего в конечном итоге к мутациям в ДНК и соответственно формированию и закреплению через механизмы естественного отбора новых физиологических особенностей человека и популяции в целом.

Вернемся к достижениям популяционной генетики. Поскольку в рамках статьи мы не можем осветить все открытия, сделанные генетиками за последние годы, остановимся только на результатах исследований популяций Кавказа. Первое большое исследование народов кавказского региона, включая Иран и Турцию, осуществил ныне уже покойный грузинский ученый Иван Насидзе. Сама работа по изучению популяций Кавказа была начата им еще в конце 1980 годов, но окончательная обобщающая статья была опубликована только в 2004 году. В 2008 году мной была написана, а в 2010 опубликована книга «Случайность или историческая реальность?» (Москва, Мэйлер, 2010 г.), в которой были обобщены и проанализированы все существовавшие на то время генетические данные по многим народам Евразии и Кавказа (работы И. Насидзе, П. Асадовой, З. Боготовой, К. Балуевой, О. Семино, В. Баттаглиа,  С. Тофанелли и многих других, всего 172 первоисточника). На основе этого анализа была предложена версия формирования популяций Кавказа, их места и роли в истории всего человечества. Было доказано, что современная кавказская популяция является реликтом пракавказского (сино-, дене-кавказского) языкового сообщества, областью коренного обитания которого была территория «плодородного полумесяца», включавшая Анатолию, Армянское нагорье и Западный Иран. В 2010-2011 годах выходят в свет новые фундаментальные работы по Кавказу (И. Кутуев, Б. Юнусбаев, Х. Дибирова), которые позволяют на еще более глубоком уровне осмыслить этногенетические процессы,  протекавшие в кавказском региона в течение последних 10 тысяч лет. Новая информация послужила стимулом к написанию второй книги («Этногенетическая история Кавказа», Назрань, Пилигрим, 2011 г.), в которой, благодаря этим новым данным, удалось значительно детализировать историю формирования чеченского, ингушского и осетинского народов. Но, тем не менее, несмотря на то, что многие общие вопросы происхождения народов Кавказа и нахского этноса в том числе были решены, все-таки осталось и немало «белых пятен». И остались эти «белые пятна» не по нашей вине, но по причине ограниченности научной информации. Так, например, отсутствовали абсолютно или были существенно ограничены данные по целому ряду таких важных этносов кавказского региона как грузины, карачаевцы, балкарцы, абхазцы, иранцы, турки и многих других. Причем, ряд этносов изучен был, но практические данные их исследований (гаплотипы) опубликованы не были, что в свою очередь не позволило сравнить эти популяции с  другими.  Все это в совокупности не позволило создать целостную картину формирования кавказской популяции. Другая причина – это недостаточно глубокое снипирование и 9- и 17-маркерный формат гаплотипов, что не позволило достаточно точно определить субгруппы многих исследованных кавказцев (установить принадлежность их к той или иной группе людей с одним последним общим предком). Третья причина заключается в неправильном отборе тестированного чечено-ингушского населения как следствие незнания внутренней структуры нахского общества. Например, авторы последнего исследования, тестировали ингушей Малгобека и чеченцев Малгобека, Ачхой-Мартана, Хасавюрта, совершенно не подозревая, что большинство жителей этих регионов, вне зависимости от их национальной принадлежности, являются выходцами одних и тех же орстхоевских тейпов. Поэтому данные исследования, охватив несколько маргинальных чеченских обществ, практически не затронули основную часть чеченской популяции. И, наверное, последняя и самая главная причина – это анонимность исследований. Например, чеченцы и ингуши количественно были представлены неплохой выборкой (общее количество тестированных с опубликованными результатами составило 349 и 167 человек соответственно). Но, анонимность тестированных людей не позволяла определить, каким образом те или иные носители гаплогрупп распределены по тейпам и гарам. А это в свою очередь не позволило установить механизм формирования нахского сообщества в целом и генетической структуры чеченского и ингушского этносов в частности. Нужны были новые, дополнительные данные. Но их не было, и более того, новые исследования даже не планировались. И все эти «белые пятна» на генетической карте Кавказа так и остались бы незаполненными, если бы не народная инициатива. В ноябре 2012 года на связь со мной вышли Пахрудин Арсанов и Ваха Магамадов с предложением создать чеченский, ингушский и нахский генетические проекты на базе коммерческой генетической лаборатории ФТДНА. Я отнесся скептически к данному предложению, но, тем не менее, согласился заниматься их теоретической координацией. Мой скептицизм не оправдался, проекты были открыты, успешно функционируют и активно развиваются

(см.
http://www.familytreedna.com/public/chechen-noahcho/default.aspx?section=yresults ,
http://www.familytreedna.com/public/Ingush/default.aspx?section=yresults ,
http://www.familytreedna.com/public/nakhdna/default.aspx?section=yresults
).

Безусловно, что успехи наших проектов связаны как с исключительной настойчивостью и активностью их бессменного администратора П. Арсанова, так и высокой заинтересованностью и патриотизмом (не на словах, а на деле) его участников. Абсолютное большинство участников – это обычные люди, не имеющие каких-либо сверхдоходов, и, тем не менее, они находят возможности не только оплачивать собственные тесты, но и агитировать своих родственников, друзей и знакомых. A некоторые из них и оплачивать их тестирование из своих собственных средств (Берс Хамиев, Гелани Халухаев, Магомед Мусаев, Ваха Магамадов, Хаваж Мизиев, Саид Гагаев и другие). Именно благодаря этим людям наши проекты не уступаю по количеству тестированных (на данный момент уже протестировано 134 чеченца и 55 ингушей), но значительно превосходят по качеству аналогичные проекты братских народов Кавказа – грузин, армян, осетин, карачаевцев и балкарцев. И это при том, что все проекты вышеперечисленных народов, в отличие от наших, спонсируются частными лицами, общественными организациями и частично государством.  Программа-максимум наших проектов предполагает тестирование не только представителей всех нахских тейпов, но и каждого гара. Ведь всем известно, что тейп не всегда кровнородственная патронимия – в тейпы по тем или иным причинам часто принимали выходцев из других обществ и даже других народов. На данный момент нам удалось реализовать ее только в отношении нескольких тейпов и обществ, а именно тейпов Курчалой, ЦIонтарой, Гордалой, Аькхи и Хьулхой, обществ Шатоевского и Галгаевского. Представители других тейпов высокой активности не проявили, а чеченцы Ингушетии и Дагестана совершенно не участвуют в исследованиях. Поэтому, пользуясь случаем, призываю всех наших земляков, кому небезразлична история своего рода, тейпа и народа в целом, принять участие в исследованиях.  Для этого необходимо связаться с руководителем проектов П. Арсановым по электронной почте sintar@mail.ru или на нашей страничке в Facebook (CHECHEN-NOAHCHO DNA PROJECT, https://www.facebook.com/#!/groups/sintar/), который подробно объяснит, как делается заказ, какой тип генетического теста целесообразно выбрать, а если потребуется, то и лично оформить его.  Кроме того хочу обратиться и к тем землякам, которые уже тестировались в рамках научных проектов с просьбой сообщить результат своего теста П. Арсанову. Сделать это можно и анонимно – для наших проектов имеют значение только данные исследования, национальность, тейп, гар или некъие и, желательно, регион исторического проживания (никаких фамилий, имен, адресов…).

Исследования популяций Кавказа подтвердили генетическое родство чеченского и ингушского народов. Более того, исследования подтверждают и определенное генетическое родство чеченской популяции с другими популяциями Кавказа, и генетическую близость всего кавказского населения в целом с населением Среднего Востока (Турции и Ирана). Установлено, что большая часть современного населения Кавказа относится к близкородственым мужским гаплогруппам средневосточного происхождения I-M170, J1-M267, J2-M172 и G-M201,  названных нами «средневосточным» генетическим кланом. Вся доиндоевропейская история Европы связана с «средневосточным» кланом. Так, первая миграционная волна современного человека в Европу, известная как Ориньякская культура, пришла 42 тыс. лет назад со Среднего Востока и состояла из гаплогрупп F-М89, IJ-M429 и J-12f2.1 – прямых предков гаплогрупп  «средневосточного» клана. Вторая крупная миграция в Европу, известная как Граветтская культура, состоялась 30 тыс. лет назад. Вторую волну генетики связывают с носителями гаплогруппы I-М170 из того же «средневосточного» клана. Третья и последняя крупная миграция представителей «средневосточного» клана в Европу известна как неолитическая «диффузия земледельцев». В мезолите, в условиях продовольственного дефицита, на территории «плодородного полумесяца» формируется производящий тип экономики – зарождаются земледелие и домашнее животноводство, появляются ремесленные производства и первые города. Создание производящего типа экономики приводит к демографическому взрыву и избыточное «земледельческое» население, в лице представителей «средневосточных» гаплогрупп J2-M172 и G-M201, начинает заселять сначало Циркумпонтийскую зону и Кавказ, а позже, в неолите, и другие территории Евразии, пригодные для ведения фермерского хозяйства. Современные популяции Кавказа формируются главным образом в тот исторический период и являются потомками неолитических «земледельцев» – авторов «неолитической революции».

В 3 тыс. до н. э. приходят в движение приобщенные к плодам «неолитической революции» народы Азии и Аравийского полуострова – представители ностратического «азиатского» и семито-хамитского «североафриканского» генетических кланов. Начинается волнообразная экспансия вначале индоевропейских, а затем и тюркских кочевников-скотоводов, продвигавшихся по степной зоне юга России в Европу. Параллельно с ними, по северной лесной зоне, продвигаются народы Сибири. Процесс индоевропеизации Европы и семитизации Ближнего Востока носил затяжной (около 4 тыс. лет) и далеко не мирный характер, в результате чего ранее широко распространенное пракавказское сообщество было частично уничтожено, частично вытеснено на север и юг Европы (средиземноморские острова – «народы моря») и позже ассимилировано. Пракавказские племена сохранились только в труднодоступных горах (Пиренеи, Кавказ, Тибет…). Вместе с новым населением в Европе и на Среднем Востоке появляются гаплогруппы «азиатского» и «североафриканского» генетических кланов – R1a1-M17 (индоевропейские (сатем), угро-финские и тюркские народы), R1b-M343 (индоевропейские (кентум) и тюркские народы), N-M231 (угро-финские и тюркские народы), Q-M242 (самодийские и тюркские народы), J1-M267, J1c3-P58 и E-M35 (семито-хамитские народы)… Экспансия ностратических и семито-хамитских народов явилась завершающим этапом и в формировании населения Кавказа – часть кавказских этносов подвергается языковой ассимиляции, а генетический состав региона обогащается новыми гаплогруппами центральноазиатского и североафриканского происхождения. Такова общая картина формирования населения Кавказа и Евразии в целом. Далее же мы более подробно рассмотрим генетический состав популяций Кавказа и на основе его анализа выясним особенности формирования чеченского и ингушского этносов, а также их генетические связи с другими ныне существующими и уже «мертвыми» народами мира.

Одним из самых многочисленных в кавказском регионе является семейство гаплогруппы J2-M172 . Оно включает, наряду с самой гаплогруппой J2-M172 (частота встречаемости которой на Кавказе на самом деле очень низка), ряд ее субгрупп –  J2a1b-М67, J2a-M410, J2а1-L27, J2a1b1-М92, J2b-М102… Представители этого семейства присутствуют абсолютно во всех популяциях Кавказа, что позволяет считать гаплогруппу J2-М172 базовой для данного региона. Ученые-генетики считают, что гаплогруппа J2-М172 зародилась на юге Анатолии около 20 тыс. лет назад. С этой гаплогруппой они связывают начало катализации и трансмиссии земледелия. С ней же связывают культуру Чатал-Гуюка, Шому-Тепинскую культуру Центрального Закавказья и южноевропейские Криш – Кереш – Старчево – Буго-Днестровская культуры. Она же присутствует у басков Иберийского полуострова. Но переходя от славной истории представителей гаплогруппы J2-М172 к современности очень важно отметить следующее. В современном мире представители именно этой гаплогруппы, как и представители любых других древних гаплогрупп, встречаются крайне редко. Абсолютное большинство современного населения мира относится к более молодым их потомкам, к их субгруппам. Если говорить о семействе гаплогруппы J2-М172, то наиболее распространенной в мире, да и на Кавказе, являются ее субгруппы J2a-M410, J2a1-L27, J2a4b-М67 и J2a1b1-М92.

Субгруппа J2a4b (М67) зарождается на территории Турции 11,8 тыс. лет назад и связывается учеными-генетиками с культурами Трои, островов Лесбос, Лемнос (синтии, карийцы, критцы, минойцы и пеласги) и Хиос (лелеги и карийцы), а также хуррито-хаттами и этрусками. В настоящее время ее представители наиболее часто встречаются на Кавказе (Грузия – 15%, Армения – 12%, Осетия – 4-23%, Анди – 14%, Балкария – 10%, Черкесия – 11%, Абхазия – 9%…). Эта же субгруппа  достаточно часто встречается также в Турции (6-8%), Иране (1-9%), Ливане (8%) и Израиле (4%),  Италии (10%), Греции (о. Крит – 10%),  Португалии (20%) и многих других странах Европы, Ближнего Востока и даже Северной Африки. Но, безусловными мировыми рекордсменами по частоте встречаемости субгруппы J2a4b-М67 являются ингуши (87%), чеченцы (58%) и, возможно, грузинский субэтнос мохевцев (72% – предварительные данные, требующие уточнения). И здесь мы опять хотим уточнить, что приведенные выше данные частот встречаемостей субгруппы J2a4b-М67 являются брутто-данными. Дело в том, что, как и гаплогруппа J2-М172, субгруппа J2a4b-М67 имеет также свои собственные подгруппы, которые, не смотря на то, что в конечном итоге восходят к одному и тому же анатолийскому предку, тем не менее, имели и своих собственных последних общих предков и соответственно собственную историю. В настоящее время в рамках субгруппы J2a4b-М67 известны три ветви, которые в свою очередь далее также делятся на подветви. Поэтому одной из главнейших задач наших проектов являлось выделить из всего многообразия представителей субгруппы J2a4b-М67 те группы людей, которые связаны с вайнахами более тесными родственными узами, а если повезет, то и имеют прямое родство.  И такие группы были найдены. В первую очередь мы установили, что нахские представители субгруппы J2a4b-М67 относятся к двум разным ветвям. Одна из них – это собственно субгруппа J2a4b-М67. Поскольку она впервые была обнаружена у нашхоевцев и практически отсутствует у ингушей, мы назвали ее «нашхоевской» ветвью. Позже эта же субгруппа была найдена у чартоевцев, пхамтоевцев, чубяхкинаройцев, цикаройцев, одного дышнинца из Ахметовского района Грузии и одного ингуша из Джейрахского ущелья Ингушетии.  Кроме вышеперечисленных, в научных выборках нами были найдены представители этого клана также среди чеченцев Ингушетии и Дагестана, но тейповая принадлежность их неизвестна. Представители «нашхоевской» ветви субгруппы J2a4b-М67 обнаружены и у других народов. Они достаточно часто встречаются среди иронцев (туальцев) и реже дигорцев Осетии. Обнаружены также пока еще единичные ее представители среди рачинцев Грузии, ногайцев Северного Кавказа и даже итальянцев. Мы рассчитали времена жизни последних общих предков-основателей чеченского и осетинского кланов этой субгруппы и выяснили, что если предок-основатель чеченских тейпов появился в Чечне 1170±270 лет назад, то предок-основатель осетинского семейства появляется в Осетии 1600±290 лет назад. Эти расчетные данные, наряду с фактами анатолийского происхождения субгруппы J2a4b-М67 и наличия их представителей в горной части Восточной Грузии, позволили нам предложить следующий маршрут миграции предков «нашхоевской» ветви. Вероятнее всего, миграция ее представителей в Чечню проходила с территории нынешней Грузии, через Дарьяльское ущелье на территорию нынешней Осетии и далее в Нашах, откуда, позже, они расселились в места их современного обитания. Мы подсчитали также время жизни гипотетического общего предка осетинских и чеченских кланов субгруппы J2a4b-М67 (гипотетического потому, что реального пока нам найти не удалось), проживавшего предположительно на территории Грузии, и оно оказалось равным 2640±420 годам. Но остается неясными еще несколько моментов. Во-первых, не ясно, откуда именно приходят предки «нашхоевской» ветви субгруппы J2a4b-М67 на территорию Грузии и, во-вторых, насколько достоверны рассчитанные нами даты появления предков-основателей ее чеченского, осетинского и грузинского кластеров.

На первый  вопрос могут дать ответ только дальнейшие генетические исследования как Кавказа, так и сопредельных ему территорий. Ответ на второй вопрос получить значительно сложнее по ряду следующих причин. В первую очередь надо понимать, что все генетические расчеты основываются на количестве STR-мутаций внутри изучаемой генетически родственной группы людей или, иначе, на величине ее генетического разнообразия – чем больше мутаций произошло, тем она древнее. Но используемая при расчете времени жизни последнего общего предка скорость мутации рассчитана на основе статистических данных и, следовательно, тоже является среднестатистической величиной. А, следовательно, и сам результат расчета является не реальным, а среднестатистическим. Кроме того, различные исследователи использовали для расчета скоростей мутаций различные базы данных и поэтому рассчитанные ими скорости мутаций также существенно различаются (порой в 3 и более раза), что приводит к существенным различиям в результатах расчетов. А если к вышеперечисленным причинам добавить и то, что каждый исследователь использует разные методы расчета, то становится очевидным, что не следует очень серьезно относиться к датам, полученным расчетным методом. Есть причины и другого характера. Результат расчета сильно зависит от величины и качества выборки или иначе как широко проведены генетические исследования. Например, если исследовано мало людей, проживающих на одной территории, то велика вероятность попадания в выборку только близких родственников и расчет даст, соответственно, небольшое время жизни их последнего общего предка. Но если исследованиями охватить больше людей на большей территории, то в выборку попадут как близкие, так и дальние родственники и, соответственно, расчетное время жизни их последнего общего предка будет существенно больше. В связи с этим хотим отметить, что, естественно, рассчитанные нами даты зарождения как «нашхоевской» ветви субгруппы J2a4b-М67, так и других нахских генетических семейств, не есть истинна в последней инстанции. Они основываются на фактическом материале, имеющемся у нас на сегодняшний день. Но дальнейшие генетические исследования будут неизбежно приводить к появлению новой информации, накоплению новых данных по народам Кавказа или появлению новых методик расчетов, в соответствии с которыми мы и будем корректировать наши датировки.

Мы определили, что несоответствия расчетных и реальных датировок времени жизни последнего общего предка могут быть обусловлены причинами методологического характера. И, казалось бы, что для получения хорошего результата достаточно использовать правильные методики расчета и делать широкую выборку тестируемого населения. Но все оказалось не так просто. Выяснилось, что соблюдение правильной методологии позволяет приблизить расчетные даты к реальным только в простых случаях, в популяциях с простой историей, когда на новую территорию или в новую популяцию приходит один человек (семья или группа близких родственников) и без каких-либо сложностей и катаклизмов успешно размножается.  В результате такого благополучного хода исторического развития формируется большая общность людей, генетический анализ которой показывает, что все его представители являются потомками одного человека – ее предка-основателя. В этом случае ученые-генетики говорят, что в исследуемой группе людей имеет место так называемый эффект предка-основателя. Эффект предка-основателя четко прослеживается в молодых популяциях, когда значительная часть тестируемых еще сохранила генотип своего прародителя. Забегая вперед, хотим сообщить, что в большинстве нахских генетических семейств фиксируется четко выраженный эффект предка-основателя, свидетельствующий о недавнем их происхождении от одного человека или группы близких родственников. В древних генетических семействах также можно обнаружить эффект предка-основателя, но он, как правило, носит размытый характер – генетический анализ показывает практическое отсутствие людей с предковым гаплотипом, но наличие множества групп людей с близкими к нему параметрами (сыновьи подгруппы). К генетическому семейству такого типа смело можно отнести осетинское семейство «нашхоевской» ветви субгруппы J2a4b-М67 и, со значительно меньшей степенью вероятности, нахских представителей субгрупп J1a3a-Z1842 и J1a3a-CTS1460. В таких случаях, в популяциях с явным или размытым эффектом предка-основателя, расчетное время его жизни будет совпадать с реальным временем появления данного генетического семейства на данной территории. Возможен и другой случай, когда группа людей относится к одной субгруппе, то есть имеет один генотип, но не имеет прямого и часто даже близкого родства между собой. Или иначе, не восходит явно к единому предку-основателю. В таком случае эффект предка-основателя будет отсутствовать. Такие случаи встречаются довольно часто и вызваны стихийной, несистемной (в том числе и по времени), миграцией людей одного генотипа с предковой территории на другую. Чтобы было понятней, можно привести аналогию из ботаники. Это так, если бы побеги с совершенно разных ветвей старого дерева разновременно пересаживать на новое место. В результате подобной деятельности, по истечении времени, на этом новом месте мы обнаружим заросли однотипного растения, но, тем не менее, не обнаружим системной связи между ними. В данном случае мы также можем рассчитать время жизни гипотетического предка-основателя данного генетического семейства, но эта дата будет заведомо большей реального времени их появления на данной территории.

Но часто бывают и случаи, когда обнаруживаемый генетиками эффект предка-основателя является следствием сложных процессов и, на самом деле, не отражает в полной мере историю формирования данного сообщества людей. Или говоря проще, тот предок-основатель, который обнаруживается генетиками в результате анализа его потомков, на самом деле может оказаться далеко не единственным и далеко не самым первым носителем данного генотипа на данной территории или в данной популяции. Или может оказаться единственным и первым, но его появление никак не связано ни с популяцией, членами которой являются его потомки, ни территорией их современного обитания. И это обусловлено тремя главными причинами. Первая причина связана с трагическим характером истории человечества. В результате разного рода катаклизмов, голода, войн, эпидемий, многие рода, племена и даже народы прекратили свое существование, многие генетические линии оборвались и поэтому никакими генетическими анализами современного населения обнаружены быть не могут. Но часто бывали и такие ситуации, когда от целого народа оставался только один человек (семья или группа близких родственников), которые и возрождали вновь погибший народ. Это явление получило название «бутылочного горлышка». Генетический анализ таких народов, прошедших через «бутылочное горлышко»,  может увидеть только потомков одного единственно уцелевшего человека (то есть видим эффект предка-основателя только в этом конкретном семействе), но не может увидеть те генетические ветви, которые были, но не дожили до современности. Поэтому рассчитанное время жизни последнего общего предка такой генетической группы людей не является действительным временем появления данного генотипа на данной территории или в данной популяции – он получается существенно меньшим реального времени. Если вернемся к ботаническим аналогиям, то «бутылочное горлышко» можно продемонстрировать следующим примером. Старое дерево погибает в силу разных причин, но одному из его побегов удается выжить и с течением времени из него вырастает новое дерево. Мы видим это новое дерево, но можем и не догадаться, что оно когда-то было всего лишь ростком старого, уже погибшего дерева. Вторая причина – это «дрейф генов», суть которого заключается в следующем. В малых, изолированных и панмиксных популяциях (когда нет никаких препятствий в заключении браков между любыми ее членами), в силу случайных факторов или каких либо иных причин (например, лучших адаптационных способностей, других преимуществ экономического или социально-политического характера) одна группа людей с течением времени вытесняет все остальные. В результате такого дрейфа генов ученые обнаруживают только представителей этой одной семьи, которая может быть на самом деле и не самой древней. И, наоборот, не видят всех тех, кто был, но не дожил до современности в результате «дрейфа генов». «Дрейф генов» можно продемонстрировать на следующем частном примере. Все знают, что существует борьба за выживание как межвидовая, так и внутривидовая. Но мало кто знает, что внутривидовая борьба носит самый ожесточенный характер. Представим себе колонию однотипных растений (на самом деле растения могут быть и разнотипными). В силу какого-то случайного фактора, семя одного из растений попадает на место с близкими грунтовыми водами или хорошо освещенное солнцем и благодаря этому случайному преимуществу начинает активно расти. Через некоторое время оно разрастается до таких гигантских размеров, что начинает отбирать воду и заслонять солнце другим растениям, в результате чего они погибают. Через некоторое время мы обнаруживаем на месте колонии только одно гигантское растение и не можем уверено определить, было ли это растение единственным на данной территории, или оно «съело» своих собратьев и непосредственного предка в том числе. И, наконец, третья, и последняя причина – это миграция популяций. Очень часто в истории человечества происходили миграции с одной территории на другую не малыми родственными группами (семья, род, племя), но большими группами (народы). При миграции такой крупной группы людей на другую территорию в другую популяцию переносилась и вся ее генная предыстория, то есть вместе с собой она «переносила» и своего давно умершего предка-основателя. В таком случае, расчетное время жизни предка-основателя данной группы населения получится заведомо большим реального времени их появления на данной территории. Или, если опять привести пример из ботаники, данная ситуация аналогична пересадке старого, сформировавшегося дерева целиком с одной территории на другую. В данном случае мы, обнаружив старое дерево, тем не менее, можем не догадаться, что оно не выросло на этом месте, а когда-то и кем-то было пересажено. Таким образом, наблюдаемый в популяции эффект предка-основателя может быть как результатом реальных исторических событий, отражающих реальный процесс зарождения и последующего развития группы родственников в популяцию, так и результатом «бутылочного горлышка», «дрейфа генов» или миграции популяций. И в трех последних случаях время жизни предка-основателя будет отличаться от реального времени появления людей данного генотипа на исследуемой территории. Особо отметим, что часто все эти процессы протекают одновременно, и поэтому трудно восстановить достоверную картину формирования популяции. И это, в свою очередь, приводит к неоднозначности результатов генетических расчетов и создает большие сложности в правильной их интерпретации. Очень важно в этой связи отметить, что в последнее время появилось много «специалистов», не имеющих ни специальных, ни каких либо других знаний, но освоивших элементарные математические методы расчетов времен жизни последнего общего предка популяции. И на основе своих элементарных расчетов, в силу своей некомпетентности, они пытаются делать глобальные заключения совершенно не понимая всей неоднозначности полученных датировок. Они не понимают, что совершенно недостаточно научиться просто считать, но надо знать, что и как ты считаешь, и, самое главное, правильно интерпретировать полученный результат. А также знать, что большинство расчётных дат не соответствуют действительности в силу причин, приведенных нами выше. Простые генетические исследования часто в принципе не могут дать абсолютно достоверных и понятных датировок. Но зато такие датировки дают комплексные археогенетические исследования останков людей. Это когда археологи проводят раскопки человеческих останков и определяют тип археологической культуры, генетики устанавливают генотип человека, а физики проводят их датирование методом радиоуглеродного анализа. К сожалению, в связи со сложностью и высокой затратностью археогенетических исследований, на сегодняшний день они проводятся не так часто, как нам хотелось бы. Проведение таких комплексных исследований совершенно не под силу отдельным энтузиастам и нам остается только надеяться, что когда-нибудь те, кто должен заниматься изучением истории и этногенеза Кавказа в силу своих служебных обязанностей, наконец, перестанут переписывать тексты из одной книжки в другую и займутся реальными делами.

Если мы вернемся от очередной порции теории к «нашхоевской» субгруппе J2a4b-М67, то можно сделать ряд заключений, касающихся реалистичности рассчитанных нами датировок. Мы однозначно убеждены, что рассчитанная нами дата зарождения данной субгруппы в целом существенно занижена и, она, безусловно, будет возрастать по мере нахождения нами ее представителей в различных регионах не только Кавказа, но и мира.  Время жизни «осетинского» предка-основателя «нашхоевской» субгруппы J2a1b-M67, по нашему мнению, близко к реальному времени появления первых ее представителей на территории Осетии. Но, тем не менее, оно будет также увеличиваться по мере дальнейшего изучения осетинского народа. Несколько сложнее ситуация с чеченским кланом этой субгруппы. Как мы упомянули выше, у чеченских ее представителей установлен эффект предка-основателя, свидетельствующий, что все они являются потомками одного человека, жившего 1170±270 лет назад. И маловероятно, что эта дата сильно изменится, так как территория Чечни изучена достаточно хорошо. Но именно существование эффекта предка-основателя, а также существенные различия в гаплотипах чеченцев и осетин (равно, как и грузин), позволяют предположить, что имели место «дрейф генов» или «бутылочное горлышко». То есть, все  ныне живущие чеченские представители субгруппы J2a1b-M67 представляют только одну ее ветвь, но, возможно, были и другие, более древние генетические линии, которые прервались и поэтому не представлены в современном чеченском генофонде. Как мы можем проверить верность данного предположения? Возможны два метода решения проблемы – прямой и косвенный. Прямой метод – это проведение археогенетических исследований на территории Чечни, тогда как косвенный метод подразумевает поиск представителей «нашхоевской» ветви субгруппы J2a1b-M67 с параметрами, близкими к чеченским параметрам, среди восточноевропейского населения. Например, нами был обнаружен один такой представитель «нашхоевской» субгруппы J2a1b-M67 среди ногайцев. И когда мы наберем достаточное количество таких выходцев из древнечеченского общества, мы сможем выполнить генетические расчеты и другие необходимые процедуры.

Другая, самая большая ветвь J2a1b-M67, представленная в нахской популяции, имеет характерную мутацию CTS6804, и поэтому мы будем обозначать ее как J2a1b-CTS6804. Ее представителей очень легко отличить от других людей по очень редкой, характерной STR-мутации DYS454=13-14. Кроме Чечни и Ингушетии, представители субгруппы J2a1b-CTS6804 часто встречаются в Восточной Грузии (пшавы, тушины, хевсуры, мтиульцы, фериданцы (эры), кахетинцы). Нами обнаружена также родственная группа ее носителей в Европе (Украина, Венгрия, Швеция, Великобритания), найдены единичные ее представители в Италии, Армении, Ливане, Кувейте, у тюркских народов Восточной Европы (караимы, татары). Все эти мужчины из разных стран Европы и Азии, объединяются в единую предковую общность первых представителей субгруппы J2a1b-CTS6801. На основе имеющихся у нас данных мы рассчитали время жизни гипотетического предка-основателя этой субгруппы и установили, что оно составляет 3230±500 лет. Но это не значит, что именно тогда появился первый носитель мутации CTS6804. Надо понимать, что данная дата зарождения субгруппы J2a1b-CTS6804 не окончательная, и она будет корректироваться по мере обнаружения новых ее носителей. Например, нам достоверно известно о наличии ее представителей в современной Италии (собственно первый носитель мутации CTS6804 был обнаружен именно в Италии, в Тоскане), но их гаплотипы, которые могли бы существенно повлиять на расчетный возраст ее предка-основателя, нам найти пока не удалось. После определения возраста субгруппы J2a1b-CTS6804 возник и другой вопрос, касающийся уточнения ее Родины – где она зародилась, в какой предковой группе людей появился первый человек, от которого произошли все остальные ее представители. И на этот вопрос нам почти удалось ответить. Сам факт интернационального характера субгруппы J2a1b-CTS6804, как и рассмотренной выше «нашхоевской» ветви субгруппы J2a1b-M67, подсказывал нам, что она также зародилась не на территории Чечни или Ингушетии, но распространилась в этих регионах Северного Кавказа в результате миграции ее представителей через территорию нынешней Грузии. И, скорее всего, пришли обе нахские ветви в один исторический период в составе единой миграционной волны. С другой стороны, эти же данные, а именно факт присутствия представителей субгруппы J2a1b-CTS6804 у народов Восточной Европы (караимы, татары), свидетельствует, что они, уже проживая на Северном Кавказе, принимали участие в европейских миграционных процессах последних 2 тысячелетий (скифо-сарматские, гуннские, хазарские, тюрко-монгольские миграции). Нам также было известно, что предковой по отношению к субгруппе J2a1b-CTS6804 является субгруппа J2a1b-CTS3261, носители которой имеют характерную STR-мутацию DYS454=12. Благодаря этой STR-метке нам удалось обнаружить очень большую группу людей, проживающих во многих регионах мира – в Грузии (Гурия, Менгрелия, Имеретия, Мтиулетия, Тушетия), на Северном Кавказе (осетины, балкарцы), в Армении, Турции, Средиземноморье (Италия, Испания, Португалия, среди евреев-сефардов (особенно Коэнов)) и многих других странах. Но для того, чтобы окончательно подтвердить принадлежность этих людей к предковой субгруппе J2a1b-CTS3261, достаточно подтвердить наличие у них снипа CTS3261. И над этим мы в настоящее время работаем. Мы оценили время жизни гипотетического предка-основателя этой субгруппы, которое оказался равным 4860±750 годам. Еще более древняя, предковая уже по отношению к субгруппе J2a1b-M67, субгруппа J2a1-PF5119, как нам удалось выяснить, чаще всего встречается среди армяно-турецкого населения Восточной Анатолии, арабов Аравийского полуострова и реже у мингрел и кахетинцев Грузии. Время жизни их предка-основателя оказалось равным 5290±810 годам. В свою очередь предки субгруппы J2a1-PF5119, представители субгруппы J2a-PF4610, вновь обнаруживаются с высокими частотами встречаемости на территории современной Грузии с эпицентром в Имеретии и горной части Восточной Грузии, Осетии, Карачае, в Восточной и Западной Европе (особенно среди евреев-ашкенази), но значительно реже в  Армении, Чечне и Ингушетии (Малхиста, Эгикал). Время жизни ее предка-основателя составляет, согласно нашим расчетам, 6070±930 (или, на основе других данных, 6380±980) лет. Таким образом, по частотам встречаемостей представителей собственно субгруппы J2a1b-CTS6804 и ее предковых субгрупп J2a1b-CTS3261, J2a1-PF5119, J2a-PF4610, мы очертили регион Грузия-Армения-Восточная Анатолия, где зародилась протонахская популяция. В этом регионе истоки нахской субгруппы J2a1b-CTS6804, откуда ее представители начали свою миграцию через Северный Кавказ и Босфор в Восточную и Западную Европу.

Следующим этапом стало исследование структуры субгруппы J2a1b-CTS6804. Мы установили, что она состоит из двух ветвей, которые, в свою очередь, состоят из ряда кластеров. Не смотря на наличие у представителей всех этих подветвей одной и той же SNP-мутации, тем не менее, они отличаются друг от друга характерными только им STR-мутациями. Первая ветвь состоит из двух кластеров. Первым рассмотрим самый большой кластер, к которому относятся 22% чеченских и ингушских мужчин. Поскольку ее представители встречаются и среди чеченцев, и ингушей, он был назван нами «нахским» кластером субгруппы J2a1b-CTS6801. Они широко представлены в таких чеченских тейпах, как мелхи, мIайстой, цIонтарой, Iаллерой, мулкъой, айткхалой, макъажой, вашиндарой, хилдехIарой, хIачарой, мержой. В Ингушетии к нему относятся мужчины Джейраховского, Фяппинского, Орстхоевского и, частично, Цоринского обществ (тейпы эбанхой, орстхой, джейрахой, эгахой, хулхой, харапхой, гоаракхой, морчхой, хамишкой, гелатхой). Кроме сугубо нахских представителей, в кластер входят и единичные представители других народов, как, например, караимы. Мы рассчитали время жизни предка-основателя «нахского» кластера, которое оказалось равным 1550±260 годам. Позже, 1360±200 лет назад, в «нахском» кластере субгруппы J2a1b-CTS6804, появляется мужчина с характерными STR-мутациями DYS385a=12 и DYS641=9, ставший прародителем второго кластера этой ветви и 14% современных чеченских мужчин. Поскольку большинство этих мужчин являются представителями тукхума нохчмахкахой (тейпы курчалой, белгатой, ширди, гендергеной, элистанжхой, эрсеной), мы назвали данный кластер субгруппы J2a1b-CTS6804 «нохчмахкахоевским». Исключение из этого ряда составили только представители тейпа пешхой, которые, кстати, оказались, по имеющимся у нас на сегодня данным, носителями самых древних гаплотипов. Кроме того, в научной литературе нами найдены представители данного кластера и среди чеченцев Ингушетии и Дагестана, но тейповая принадлежность их неизвестна. Сам факт распространенности «нохчмахкахоевского» кластера субгруппы J2a1b-CTS6804 только в чеченской популяции в совокупности с четко выраженным эффектом предка-основателя и обнаружением наиболее древних его представителей в Пешахе, свидетельствует, во-первых, о сугубо местном, чеченском его происхождении. Скорее всего, он зарождается на территории либо непосредственно Пешаха, либо сопредельной ему. А во-вторых, подтверждает чеченские предания о миграции нохчмахкахоевских тейпов на территорию современного их обитания c древнего Нашаха.

Структура второй ветви более сложная – она состоит уже из двух пар связанных между собой кластеров. Первая пара кластеров включает в себя представителей Восточной Грузии и происходящих от них представителей Европы, о которых мы писали ранее. Было установлено, что «европейский» кластер относительно молодой – время жизни его предка основателя составило всего 500±150 лет. И наоборот, предок-основатель «грузинского» кластера самый древний из всех нам известных – время его жизни составило 2420±470 лет.  Этот факт большей древности грузинских представителей субгруппы J2a1b-CTS6804 по сравнению с чечено-ингушскими их собратьями (2420±470 и 1550±260 лет соответственно) является убедительным подтверждением справедливости нашей версии миграции ее носителей на Северный Кавказ через территорию нынешней Восточной Грузии.  Вторая пара кластеров этой ветви включает представителей Чечни и Ингушетии.  Их общий гипотетический предок-основатель родился 1270±230 лет назад. Он также имел характерные только ему STR-мутации (DYS442=11, YCaII=19-20, DYS458=16), которые унаследовали все его потомки и по которым мы можем безошибочно их определять. Первый кластер (DYS390=22) представлен главным образом чеченцами-шатоевцами (тейпы сарбалой, саттой, нухой, ляшкарой, юкъерчкелой, халкелой). Поэтому он был назван нами «шатоевским» кластером нахской субгруппы J2a1b-CTS6804. Есть предварительная и требующая проверки информация о присутствии представителей этого кластера среди тушин (чагма и цова (бацбийцы)) и, в единичных случаях, хевсур. В настоящее время мы проверяем эту информацию и пока не будут получены достоверные данные, обсуждение данного факта считаем преждевременным. Второй кластер (DYS390=21) представлен главным образом ингушами-галгаевцами, выходцами исторической области горной Ингушетии, включающей населенные пункты Таргим-Хамхи-Эгикал с сопредельными им территориями. Именно поэтому он был назван нами «галгаевским» кластером субгруппы J2a1b-CTS6804. Особо отметим, что представители «галгаевского» кластера встречаются только среди ингушей и в редких случаях среди чеченцев Ингушетии, что свидетельствует о недавнем и сугубо местном его происхождении. Шатоевский кластер субгруппы J2a1b-CTS6804 чрезвычайно немногочислен – количество его представителей не превышает 2% от всех чеченских мужчин. И, наоборот, галгаевский кластер чрезвычайно многочислен. Несмотря на свою молодость (а время жизни его предка-основателя, согласно расчетов на основе разных баз экспериментальных данных, составляет от 640±120 до 1120±220 лет), тем не менее, он настолько разрослась, что в настоящее время его представители составляют 53% от всего мужского населения Ингушетии или 62% от всех ингушских носителей субгруппы J2a4b-CTS6804. Благодаря появлению и быстрому росту именно этого кластера ингушский народ и обязан рекордно высокой частотой встречаемости субгруппы J2a4b-CTS6804.  Безусловно, что столь доминантное положение представителей «галгаевского» кластера в ингушской популяции, является следствием процесса «дрейфа генов», о котором мы писали выше и дальнейшая реализация которого может привести в конечном итоге к полной генетической гомогенности этноса.  С другой стороны, опять-таки благодаря широкой распространенности этой подветви субгруппы J2a4b-CTS6804, она и изучена лучше всех остальных ингушских гаплогрупп. И наоборот, низкая частота встречаемости носителей «шатоевской» подветви субгруппы J2a4b-CTS6804 среди чеченских мужчин, явилось причиной дефицита информации. На данный день мы имеем результаты анализов только 11 человек (пять 37- и шесть 16-маркерных гаплотипов), которых совершенно недостаточно для квалифицированного расчета времени жизни предка-основателя «шатоевского» клана. Тем не менее, мы рассчитали возраст предка-основателя его представителей и получили результат в 430±140 лет, который, на наш взгляд, совершенно не соответствует действительности. И связано это, по нашему мнению, в первую очередь с недостаточно широкой выборкой – тестированы жители только одного Шатоевского региона, населенного близкородственными тейпами. Но совершенно не исследованы сопредельные территории – верховья Шаро-Аргуна и особенно Тушетия, где, по нашим предварительным данным, и были обнаружены носители самых древних гаплотипов. Кроме того, не исключено и снижение генетического разнообразия внутри «шатоевского» кластера в результате «бутылочного горлышка» или «дрейфа генов». Недостаток информации также не позволяет нам пока ответить и на другой важный вопрос – вопрос о происхождении гипотетического общего предка «шатоевского» и «галгаевского» кластеров. Дело в том, что мы знаем, что он был и даже вычислили время его жизни, но современных носителей предкового гаплотипа обнаружить нам пока не удалось. Мы можем только предположить (а это предположение опирается на пока непроверенных или косвенных данных, а также базируется на общетеоретических основах генетики), что появился их общий предок на территории нынешней Грузии и являлся носителем гаплотипа, близкого к «шатоевскому» гаплотипу. Так, анализ построенных на базе 67-маркерных гаплотипов  дендограмма (дерево) всех носителей субгруппы J2a1b-CTS6804 позволяет говорить, что «шатоевско-галгаевские» кластеры, в отличие от «нохчмахкахоевского», происходит не от «нахского» кластера, как следовало бы ожидать, но более древнего «грузинского». А если к тому добавить, что мы находим носителей «шатоевских» гаплотипов в Тушетии и Хевсуретии, то вполне понятно, откуда возникла наша версия. К вышесказанному можно добавить и следующее. Известно, что  с точки зрения генетики, вероятность реализации одношаговых STR-мутаций составляет более 99%, тогда как двухшаговые STR-мутации реализуются с вероятностью менее 1%. Поэтому, наиболее вероятно происхождение предка-основателя «галгаевского» кластера (DYS390=21) от представителя «грузинского» (DYS390=23) через представителя «шатоевского» кластера (DYS390=22) путем одношаговых мутаций в локусе DYS390: DYS390=23 ; DYS390=22 ; DYS390=21. И наоборот, наименее вероятно происхождение представителя «шатоевского» кластера от представителя «грузинского» через представителя «галгаевского» кластера по схеме, включающей двухшаговую мутацию на первом этапе и одношаговую обратную мутацию на втором: DYS390=23 ; DYS390=21 ; DYS390=22.

Подведем промежуточные итоги изучения первой и основной составляющей части чечено-ингушской популяции – субгруппы J2a1b-M67

J-M67tij28nan_largeM67

При обсуждении итогов мы постараемся избегать предположений, но будем стараться комментировать только те реальные факты, которые мы видим в имеющихся у нас на сегодняшний день данных генетических исследований. Мы видим, что большая часть чеченских и ингушских мужчин относятся к «нахскому» кластеру субгруппы J2a1b-CTS6804. Еще мы видим, что его представители заняли всю горную полосу Чечни и Ингушетии от Маистов до Джейраха 1550±260 лет назад. С исторической точки зрения это нахское население высокогорной части Чечни и Ингушетии у нас ассоциируется с Дзурдзукетией Леонти Мровели или Кистетией и Дзурдзукетией Бахушти Багратиони. В то же самое время (1600±290 лет назад), на территории нынешней Южной Осетии появляются представители «нашхоевской» ветви субгруппы J2a1b-M67. У нас они ассоциируются с двалами Леонти Мровели. Вот что он пишет по этому поводу: «И стали называть после того Дзурдзукией ущелья, расположенные восточнее Хеви (Дарьяльское ущелье), а расположенные западнее Хеви стали называть Кавкасиани, или Двалети, в которых обосновались некоторые из сыновей и родичей Кавкасоса. И пребывали все в покорности Дзурдзукосу, а после него — его потомкам…». А вот что пишет по этому поводу Вахушти Багратиони в самом начале «Описания Осетии» в главе о названии страны: «Хеви, которую мы описали вместе с Картли, также относится к Дуалети, но поскольку им прочно завладели картлийские цари, то ее назвали измененным именем Хеви. Но Трусо, как и прежде, принадлежит (или является частью) Двалетии и таковым известно и поныне».  Как мы видим, в данном случае наши генетические исследования находят подтверждения в древних грузинских летописях. Поэтому у нас появилось основание предполагать, что, возможно, и в других частях этих повествований отражены реальные события тех времен. Приведем ту часть древнего свидетельства, описывающую события, непосредственно предшествующие зарождению Дзурдзукетии и Двалети. Леонти Мровели пишет: «[Земли же] к северу от Кавказа не только не были уделом Таргамоса, но не было и жителей к северу от Кавказа. Были безлюдными пространства те от Кавказа до Великой реки, что впадает в море Дарубандское (имеются в виду Волга и Каспийское море). Потому-то и избрал [Таргамос] из множества героев двух — Лекана и Кавкаса. Дал Лекану [земли] от моря Дарубандского до реки Ломека (имеются в виду Терек), к северу—до Великой реки Хазарети. Кавкасу — от реки Ломека до рубежей Кавказа на западе… В первый же свой поход хазарский царь перевалил горы Кавказа и полонил народы, о чем выше писано мною. Был у него сын по имени Уобос, которому дал пленников Сомхити и Картли. Дал ему часть страны Кавкаса, к западу от реки Ломека до западных пределов гор. И поселился Уобос. Потомками его являются овсы. Это и есть Овсети, что была частью [удела] Кавкасоса. Дурдзук же, что был самым знаменитым среди сынов Кавкаса, ушел и расположился в горной теснине, которой и дал имя свое — Дурдзукети, и стал данником хазарского царя…» Проверить истинность данной части повествования, а именно, жили ли нахи на северных склонах Кавказа до хазарского нашествия, к нашему сожалению, мы пока не можем. Для этого необходимы широкие генетические исследования западной части Северного Кавказа и более того, археогенетические исследования всей территории Северного Кавказа. Но мы отчетливо видим то, что происходило потом, в более поздние времена.  Мы видим миграцию представителей «нахской» субгруппы J2a1b-CTS6804 из высокогорий в среднее течение Аргуна (мулкъой, вашиндарой, хилдехIарой, хIачарой…) и Фортанги (мержой…), а представителей «нашхоевской» субгруппы J2a1b-M67 в Нашах. Мы видим также представителей обеих субгрупп среди тюркских и других народов Восточной и Западной Европы. А это свидетельствует о том, что в своих миграциях они не ограничивались средним течением вышеупомянутых рек, но достигали их низовий, где и вступали в контакты с различными кочевыми племенами. Кроме того, мы видим, что в результате внутренних миграций и мутаций в среднем течении Аргуна,  в районе Пешаха, появляется более молодой «нохчмахкахоевский» генетический кластер, представители которого, вместе с представителями других кластеров, в более поздние времена продолжают заселять сопредельные территории на север и восток (Ичкерию и Чеченскую равнину, низовья Ассы и Фортанги). К сожалению, на сегодняшний день мы не можем столь же однозначно осветить историю формирования «шатоевско-галгайского» кластера, но мы продолжаем работать над этой проблемой и, возможно, в скором времени сможем ее решить. Мы можем только предположить, что появляются они на территории Чечни и Ингушетии со второй миграционной волной из Грузии 1270±230 лет назад. А также сделать еще более «смелое» предположение о «тушинском» их происхождении. Необходимо еще раз подчеркнуть, что это только наше предположение, которое мы надеемся в ближайшее время подтвердить путем более глубокого исследования населения Тушетии. Это наше предположение многим может показаться неубедительным, поскольку оно входит в противоречие с так называемыми «народными преданиями». Ведь существует мнение, что, наоборот, цова-тушины как субэтнос, был сформирован из не столь давних чеченских или ингушских переселенцев в Грузию. Но тут важно отметить, что опыт наших генетических исследований свидетельствует о недостоверности абсолютного большинства «народных преданий», которые на самом деле оказываются обыкновенными выдумками, основывающимися на каких-то созвучиях и обычном невежестве «народных знатоков» истории. В данном конкретном случае, предание о недавнем чечено-ингушском происхождении тушин также входит в противоречие с данными глотохронологии, свидетельствующими об отделении бацбийского языка от общенахского ствола еще 1800 лет назад.

Но вернемся от недавнего прошлого к древности. Леонти Мровели пишет о тех временах: «Прежде всего упомянем, что у армян и картлийцев, ранов и моваканов, эров и леков, мегрелов и кавкасианов — у всех [этих народов] был единый отец по имени Таргамос. Сей Таргамос был сыном Таршиса, внуком Иафета — сына Ноева. Был тот Таргамос героем. По разделении языков, когда воздвигали башню Вавилонову, различились и рассеялись оттуда языки по всему свету. Пришел Таргамос со всем племенем своим и утвердился между двумя недоступными человеку горами — Араратом и Масисом (вероятно, имеется ввиду гора Джуди-Даг, располагающаяся севернее г. Мосул, но южнее озера Ван)».  Очерченная Леонтием Мровели территория, а именно, окрестности озера Ван, с исторической точки зрения соответствуют территории Ванского царства или иначе государства Урарту (13-6 в. до н. э.). И тут опять мы можем говорить о соответствии летописи действительности, поскольку сегодня нет ни одного ученого, который сомневался бы в генетическом родстве хуррито-урартских языков с восточно-северокавказскими и особенно нахскими языками. С точки зрения наших исследований свидетельства грузинского летописца также находят сугубо генетические подтверждения. Так, нами обнаружены носители «нахской» мутации CTS6804 в Палестине, Кувейте, Италии и собственно в Армении, и совершенно очевидно, что эти люди не являются выходцами Чечни и Ингушетии. Кроме того установлено, что большинство армянских носителей субгруппы J2a1b-М67 имеют мутацию CTS3261 (то есть относятся к субгруппе J2a1b-CTS3261) и являются, соответственно, непосредственными предками «нахской» субгруппы J2a1b-CTS6804. И последнее, самое главное. Наши расчеты свидетельствуют, что последний общий предок всех найденных нами носителей субгруппы J2a1b-CTS6804 жил 3230±500 лет назад и эта дата далеко не окончательная. Она будет возрастать по мере обнаружения новых представителей этой субгруппы. Но даже эта далеко не окончательная дата хорошо попадает во временные рамки существования Урартского государства (3300-2600 лет назад). Еще более интересным на наш взгляд является совпадение дат гибели Урартского государства с появлением кластера субгруппы J2a1b-CTS6804 в Восточной Грузии (время жизни их предка-основателя составляет 2420±470 лет). Вполне реально, что в тот исторический период представители субгруппы J2a1b-CTS6804 входили в состав Кавказской Албании (1 в. до н.э.-7 в. н.э.), так как время жизни их «грузинского» предка-основателя и территория обитания его современных потомков хорошо совпадают со временем существования и территорией этого государства. В период заката Кавказской Албании, часть ее представителей, прямых предков нахов, проникают в высокогорные районы Чечни и Ингушетии по ущельям Аргуна и Ассы с территории Восточной Грузии. И действительно, подтверждение такого маршрута миграции мы находим в исторической литературе. Археологами установлено, что все археологические культуры (а, следовательно, и население) проникали с Южного Кавказа на Северный именно таким образом, через горные проходы. Таким образом, наши генетические данные очень наглядно демонстрируют историю развития сообщества людей, происходящего от единого предка с мутацией CTS6804 от его возможного зарождения в области озера Ван (около 3200 лет назад), миграции в Восточную Грузию (около 2400 лет назад) и далее в горную Чечню и Ингушетию (около 1600 лет назад).

И рассмотрим последний вопрос, который, безусловно, интересует наших читателей: «Имеют ли отношение носители нахской субгруппы J2a1b-CTS6804 к таким археологическим культурам предположительно хурритского круга (предположительно потому, что у ученых нет единого мнения относительно их генезиса), как Куро-Аракская (35-23 в. до н.э.) или Триалетская (23 – 15 в. до н.э.) культуры?» Наше сугубо субъективное мнение заключается в том, что прямого отношения к данным культурам они не имеют. И просто потому, что в те времена, вероятно, субгруппы J2a1b-CTS6804 еще в принципе не существовало. Но это не означает, что современные ее представители совершенно не имеют отношения к ним, так как в те времена уже существовали родительские субгруппы J2a1b-CTS3261 (4800±750 лет), J2a1-PF5119 (5290±810 лет) и J2a-PF4610 (6070±930 лет). Или говоря более конкретно, они имеют такое же отношение к Куро-Аракской и Триалетской культурам, как имеет отношение сын к материальному, культурному и историческому наследию своего отца и всех его прямых предков по отцовской линии. Но на Кавказе в целом и Чечено-Ингушетии в частности сохранились и прямые потомки этих культур. Для Чечни и Ингушетии таковыми, вероятно, являются носители ветви субгруппы J2a-PF4610 с DYS438=7, возраст предка-основателя которых составляет 4130±670 лет.

Второй по численности в нахской популяции является группа мужчин, относящаяся к дериватам (сыновьим подгруппам) субгруппы J1a3-Z1828

Ттак как частота их встречаемости в Чечне и Ингушетии достигает 25% и 8% соответственно. Представителей этого семейства можно безошибочно отличить от всех других людей по характерной STR-мутации DYS388=13-14. Собственно субгруппа J1a3-Z1828, по мнению ученых-генетиков, зарождается в Восточной Турции, так как именно на этой территории наблюдается максимально высокая степень ее генетического разнообразия. Считается также, что они заселили горы Тавра, Кавказа, Загроса и вместе с представителями «земледельческих» гаплогрупп J2-M172 и G2-P287, участвовали в неолитическом (10-9 тыс. лет назад) расширении, связанном с распространением неорошаемого земледелия и полукочевого скотоводства с территории «плодородного полумесяца». Но, как ни странно, мы выяснили, что абсолютное большинство ее современных носителей проживает на самом деле в Восточной и Центральной Европе. И, наоборот, в Турции и Армении, то есть на своей исторической Родине, они встречаются достаточно редко, а в Грузии и на Северном Кавказе они практически отсутствуют. Наоборот, в данных регионах преобладают носители ее сыновьих субгрупп J1a3a-Z1842, J2a3a-CTS1460, J1a3a-L972 и ряда других. Этот факт можно объяснить только тем, что европейская миграция ее представителей состоялась в глубокой древности, в те времена, когда сыновьих субгрупп еще не существовало. И наоборот, северокавказская миграция состоялась в более поздний исторический период, когда сыновьи субгруппы уже существовали и их представители стали основной частью предковой популяции в результате «дрейфа генов». К сожалению, наши теоретические расчеты времен жизни предков-основателей различных субгрупп этого семейства на большинстве территорий обитания их современных представителей не дали каких либо убедительных и понятных результатов. И обусловлено это, на наш взгляд, главным образом низкой репрезентативностью выборки как следствие низких частот их встречаемостей на этих территориях или малой изученности данных регионов. А таковыми являются практически все регионы, за исключением восточной части Северного Кавказа. Например, если частота встречаемости представителей этого семейства в Дагестане составляет 19-98,5% (кубачинцы – 98,5%, даргинцы – 70,3-91%, кайтакцы – 84,8%, аварцы – 59,1-66,7%…), в Чечне 5-25%, то в других регионах мира она редко превышает 10% (кабардинцы – 6,4-17%, адыгейцы – 2%, грузины – 8%, армяне – 5-8%…). Именно поэтому мы имеем большую базу данных по Дагестану и Чечне, но совершенно недостаточную по другим регионам мира. Но и с этими, имеющимися в наличии данными, не все в порядке. Дело в том, что все эти данные были получены в рамках научных проектов, которые не предполагали глубокое снипирование тестированных, а в свою очередь 16-маркерный формат гаплотипов не позволяет нам разделить их на субгруппы самостоятельно. Поэтому мы и не можем их посчитать квалифицированно. Единственно качественные данные получены в рамках нашего генетического проекта и из базы данных коммерческой фирмы FTDNA, на основе которых мы попробовали оценить возраста предков-основателей наиболее многочисленных субгрупп J1a3a-Z1842 и J1a3a-CTS1460. Наш расчет показывает, что предок-основатель субгруппы J1a3a-Z1842 появился 3680±590 лет назад, но дата эта, по нашему мнению, занижена, поскольку расчет осуществлялся на базе ограниченного числа гаплотипов (мы располагали только 30 гаплотипами).  Значительно ближе к реальному получилось время жизни предка-основателя более молодой субгруппы J1a3a-CTS1460, поскольку расчет основывался на более широкой выборке (использовано 84 гаплотипа). Оно составило 3750±580 лет. Не смотря на недостаточно большую выборку чечено-ингушских носителей этой субгруппы (есть в наличии всего 14 гаплотипов), мы рассчитали возраст их предка-основателя и выяснили, что он появился на нашей территории 3740±630 лет назад. Поскольку 70% из всех обнаруженных на территории Чечни и Ингушетии представителей этого семейства относятся к субгруппе J1a3a-CTS1460, мы предположили, что подобное соотношение субгрупп характерно и для сопредельного Дагестана. А если это так, то расчетное время жизни предка-основателя всех дагестанских представителей семейства субгруппы J1a3a-Z1828 на самом деле не будет сильно отличаться от времени жизни предка-основателя дагестанских представителей только субгруппы J1a3a-CTS1460, поскольку они составляют абсолютное большинство. На основе данного допущения была произведена оценка возраста дагестанского предка-основателя субгруппы J1a3a-CTS1460, который оказался близким к возрасту чеченского предка-основателя и составил 4150±630 (или, на основе другой базы данных, 3830±600) лет.

Подведем итог наших расчетов. Установлено, что в связи с ограниченностью генетической информации на настоящий день мы можем рассчитать только приблизительный возраст предковой субгруппы J1a3-Z1828 (он составил 4170±630 лет) и достаточно точный возраст одной из самых молодых субгрупп данного семейства, субгруппы J1a3a-CTS1460 (он варьирует от 3740±630 до 4150±630 лет). Установлено, что возраст дагестанского и чечено-ингушского кластеров этой субгруппы хорошо коррелирует со временем зарождения на данных территориях Гинчинской культуры (4100-3300 лет назад), которая со временем постепенно трансформируется в Каякентско-Харачоевскую культуру (3300-2600 лет назад). To, что современные представители семейства субгруппы J1a3-Z1828 являются потомками этих культур подтверждается не только нашими расчетами, но и характером их распределения на территории Чечни. Известно, что Гинчинская и Каякентско-Харачоевская культуры были распространены в юго-восточных регионах, примыкавших к Дагестану. Современные чеченские представители этого семейства и сейчас проживают именно в данном регионе – они занимают всю горную полосу от Дагестана до Чанты-Аргунского ущелья включительно. Они составляют абсолютное большинство в горных чеченских обществах Ножайюртовского и Веденского районов (тейпы беной, гуной, зандакхой, билтой, частично гордалой), Чеберлоя (тейп садой), Шароя (тейпы шарой, шикъарой, буттий), Аргунского ущелья (тейпы чIаьнтий, зумсой, гухой, бIавлой, тIерлой, частично мулкъой) и только иногда, в единичных случаях, встречаются в более западных регионах (тейпы галай, частично аьккхи, мужухой, хамишкой, хулхой, мохлой). Есть и иное, косвенное подтверждение. Так, в отличие от рассмотренных нами ранее чеченских и ингушских кластеров субгруппы J2a1b-M67, в которых четко прослеживается эффект предка-основателя, а гаплотипы всех членов этих кластеров демонстрируют близкое генетическое родство между собой, в случае семейства субгруппы J1a3-Z1828 все по-другому. Так, как и положено в древних субгруппах, эффект предка-основателя отсутствует, а генетическая связь между их представителями еле угадывается. Тем не менее нам удалось идентифицировать большинство чечено-ингушских представителей данного семейства и установить межтейповые родственные связи. Мы выяснили, что все они распределены между тремя субгруппами. Первая, самая большая субгруппа J1a3a-CTS1460, представлена двумя группами родственных тейпов. В первую группу входят тейпы мохлой, терлой, бIавлой, садой, билтой, беной и гуной, тогда как во второй группе только два родственных тейпа – буттой и шикарой. Вторая субгруппа J1a3a-L972 представлена родственными тейпами чIаьнтий, мулкъой, галай и хамишкой. Третья субгруппа J1a3a-Z1842 представлена тейпами мелардой и сархой. Родственные связи других тейпов, представляющих семейство субгруппы J1a3-Z1828, пока установить не удалось, но мы будем продолжать работать в этом направлении. Наши исследования помогают раскрыть и другие тайны древней истории Кавказа, а именно выяснить, существовала ли преемственность между Куро-Аракской и Гинчинской культурами или нет? В настоящее время на этот вопрос однозначно ответить не может никто. Существуют различные мнения. Большинство ученых считает, что в конце 3 тысячелетия до нашей эры в горах Кавказа прекращается жизнь на всех известных поселениях Куро-Аракской культуры. Происходит это, по мнению одних, в результате климатических изменений, по мнению других в результате вторжения хурритов Триалетской культуры. Третьи считают, что, наоборот, именно Куро-Аракская культура была культурой хуррито-урартской общности. А четвертые видят непрерывную преемственность между Куро-Аракской, Гинчинской и Каякентско-Харачоевской культурами. Наши данные убедительно свидетельствуют, что чтобы не говорили историки, тем не менее, на рубеже 3-2 тысячелетий до н. э., то есть в период гибели Куро-Аракской и зарождения Гинчинской культур, произошла если не полная, то существенная смена демографического состава Восточного Кавказа. В регионе появляется новое население восточно-анатолийского происхождения, носители семейства субгрупп J1a3-Z1828. Кем они были, мы сказать точно не можем, но можем сделать ряд предположений. Субгруппа J1a3-Z1828, также как и хуррито-урартская (по мнению ученых-генетиков) субгруппа J2a1b-M67, зарождается в Анатолии. Ее представители, также как представители субгруппы J2a1b-M67, относились к «земледельческому» сообществу и участвовали в трансмиссии земледелия в Европу. Современные их потомки, также как и потомки первых носителей субгруппы J2a1b-M67, относятся к кавказской языковой макросемье и, более того, они также демонстрируют генетическое родство с хуррито-урартскими языками. Все эти факты наводят на мысль, что представители обеих субгрупп, учитывая генетические их различия, являлись разными народами с разной историей, но, тем не менее, принадлежали к одной большой и генетически гетерогенной культурной общности хуррито-урартского круга.

Следующей по численности субгруппой чеченского и ингушского этносов является субгруппа L1c-M357

Частота встречаемости ее представителей у чеченцев и ингушей составляет 15,8-20% и 8,6%  соответственно. Мы выяснили, что в Чечне и Ингушетии они представлены такими тейпами как аккхи, кей, белхорой, цорхой, цорой, харачой, чермой, частично представлены тейпами дышни, элистанжхой, пхамтой, мужухой. Кроме того, они редко, но встречаются еще в двух популяциях Кавказа – у грузин (1,5%) и кабардинцев (0,7%). В отличие от рассмотренных нами ранее субгрупп J2a1b-M67 и J1a3-Z1828, субгруппа L1c-M357, в силу своего происхождения, имеет совершенно иную предысторию. В первую очередь надо сказать, что появилась она не на Среднем Востоке, как две предыдущие, но в Центральной Азии, в «азиатском» генетическом кластере. Вероятнее всего зарождается она в Пакистане, поскольку ее представители, хоть и с невысокими частотами, но тем не менее встречаются практически во всех народах того региона (пакистанцы – 12%, пуштуны – 1-7,3%, бурушаски – 12,4%, индусы – 4-16%, иранцы – 4%, таджики и узбеки – 5%, уйгуры, дунгане и киргизы – 1%…). Когда зародилась эта субгруппа неизвестно, но мы попробовали самостоятельно рассчитать время жизни ее предка-основателя и получили результат в 4300±680 лет. Мы не знаем также, насколько эта дата приближается к реальному времени зарождения субгруппы L1c-M357, но предполагаем, что оно может значительно увеличиться по мере накопления новых данных. Мы также не знаем, кем были эти люди, первые носители субгруппы L1c-M357, в глубокой древности. Можно предположить, что в те далекие времена они, как и многие народы того региона, входили в кавказскую языковую макросемью. Об этом говорят такие факты, как кавказскaя (сино-, дене-) принадлежность бурушаского (Пакистан), нахали и кусунда (Северная Индия), тибето-бирманских и китайского языков, а также наличие реликта эргативнообразной конструкции в ваханском и пуштунском языках. В более поздние времена большая часть населения этого региона, и в их числе предки чечено-ингушских представителей субгруппы L1c-M357, переходят на индоиранский язык. Также неизвестно когда и каким образом они попадают на Северный Кавказ. И что бы выяснить это, мы собрали все имеющиеся в научной литературе и базах данных коммерческих фирм гаплотипы представителей субгруппы L1c-M357, и построили на их основе дендограмму. На дендограмме мы увидели, что все гаплотипы носителей субгруппы L1c-M357 разделились на две ветви. Первая ветвь, самая большая, состояла из жителей Центральной и Средней Азии, иранцев, индусов и саудитов – выходцев из Белуджистана. Вторая ветвь была менее многочисленна, но включала наряду с представителями других народов и чечено-ингушский клан субгруппы L1c-M357. В основе нахской ветви располагался индиец Сингх с самым древним гаплотипом. За ним следовала группа кувейтцев – выходцев южно-иранского города Бехбахан (ранее назывался Arajan), за ними саудит, иранец, пенджабский пуштун – патан, азовские греки, сицилиец, узбек арабского происхождения, карабахские армяне, казанский татарин и, наконец, чеченцы и ингуши. Мы подробно перечислили всех членов ветви в строгой последовательности потому, что именно ее анализ позволил нам выяснить маршрут, по которому в Чечню и Ингушетию прибыли носители субгруппы L1c-M357. Она наглядно продемонстрировала, что начальным пунктом миграции была Северная Индия, откуда предковая группа переселилась сначала в Южный Иран, далее на Южный Кавказ (Карабах), в Чечню и Ингушетию, и только затем в Восточную Европу. Таким образом, мы выяснили, как происходила миграция, но осталось выяснить, и когда она происходила. Для этого мы произвели расчеты времен жизней предков-основателей всей ветви, европейского и исключительно чечено-ингушского кластеров субгруппы. Учитывая ограниченность имеющихся в нашем распоряжении гаплотипов, результаты расчетов оставили желать лучшего, но, тем не менее, дали повод для размышлений. Возраст предка-основателя всей ветви составил 3070±590 лет, возраст предка-основателя европейского кластера 3190±700 лет, а возраст предка-основателя чечено-ингушского кластера 650±140 лет. Возраст предка-основателя чечено-ингушского кластера не вызывает сомнений, кластер действительно молодой, с четко выраженным эффектом предка-основателя и близким генетическим родством всех его членов.  Расчет свидетельствует, что носитель (или родственная группа носителей) субгруппы L1c-M357 внедряется в нахскую среду в эпоху татаро-монгольского господства или нашествия Тимура. Возможно, что это было и так. Но возможно также, что предок нахского клана субгруппы L1c-M357 был единственно уцелевшим представителем некоего древнего нахского рода, уничтоженного татаро-монголами или войсками Тимура. То есть имело место «бутылочное горлышко», после прохождения через которое от древнего племени остался только один человек или группа близких родственников, от которых и произошли все современные нахские представители субгруппы L1c-M357. И этот, второй вариан, предпочтительнее, поскольку он целиком вписывается в нашу миграционную схему и не противоречит другим, имеющимся у нас данным. А также «бутылочное горлышко» позволяет объяснить и факт большей древности гаплотипов греческих и татарских представителей субгруппы L3-M357 по сравнению с гаплотипами нахских их собратьев. Произошло это потому, что древние нахские генетические ветви были просто уничтожены. Подтверждением второго варианта является не только большая древность, но даже и сам факт наличия этой субгруппы у азовских греков. Известно, что греки-румеи (греки, говорящие на понтийском диалекте греческого языка) и греки-урумы (тюркоговорящие греки) были переселены из Крыма в Приазовье совсем недавно, в 1778 году. В Крым же они переселялись в течение длительного исторического периода, начиная с 4 века до нашей эры, из Понта – северо-восточной области Малой Азии, где ранее существовало Понтийское царство. Мы изучили генетический состав Греции, Турции и даже цалкинских греков Грузии (переселились из Понта в Грузию в 18-20 веках нашей эры), но субгруппу L1c-M357 так и не обнаружили. Возникает вопрос: «Eсли этой субгруппы нет у греков всего мира, то откуда она появляется и крымских греков?» И ответ, конечно, очевиден. Она появляется в генофонде крымских греков уже на территории Европы. Источником ее могут быть только народы Средней Азии, у которых субгруппа L1c-M357 присутствует практически на уровне следов, или нахские народы, у которых частота ее встречаемости достигает 20%. Но, если к этому факту мы добавим и тот факт, что греческие и нахские гаплотипы располагаются на одной ветви дендограммы (а это свидетельствует об их более близком родстве), в то время как среднеазиатские на другой ветви, а также факт обнаружения представителей нахской субгруппы J2a1b-CTS6804 среди караимов Крыма, то становится очевидным предпочтительность именно нахского источника носителей субгруппы L1c-M357 в генофонде азовских греков. Происходит это, скорее всего, во времена хазарского или аланского владычества на Кавказе, поскольку всем хорошо известны близкие и многосторонние связи караимов с хазарами с одной стороны, а крымских греков с аланами и готами с другой. Таким образом, можно уверено говорить о предпочтительности второго варианта происхождения нахских представителей субгруппы L3-M357. Вероятнее всего, носители этой субгруппы внедряются в протонахскую среду 3000-2000 лет назад на Южном Кавказе в эпоху Мидийского царства, мигрируют в составе протонахской общности на Северный Кавказ и уже в эпоху Тимура, вместе с другими нахскими родами, проходят через «бутылочное горлышко» (геноцид). Но, тем не менее, строгое доказательство достоверности того или иного варианта может быть получено только в результате как археогенетических исследований Кавказа, так и генетических исследований территорий вероятного обитания носителей субгруппы L3-M357. Особый интерес в этом отношении представляет Грузия, поскольку существует информация о наличии в грузинской популяции ее представителей, данные которых могли бы помочь установить истинную историю происхождения нахского клана этой субгруппы.

Последней рассмотрим субгруппу Q1a3a-L53, представители которой достигают 6% от всего чеченского мужского населения

Наши исследования показали, что к данной субгруппе относятся мужчины тейпов гордалой, агишбатой и энгеной. Ее носители, по свидетельству ученых-генетиков, присутствуют и у ингушей, но нам обнаружить их пока не удалось. Для того, чтобы понять каким образом представители этой субгруппы оказались в Чечне, необходимо рассказать историю ее происхождения. Субгруппа Q1a3a-L53 относится к семейству гаплогруппы Q-M242, являющейся членом «азиатского» генетического кластера. Зародилась она, по мнению проф. Степанова В. А., около 20 тыс. лет назад на северо-востоке Ирана и поэтому широко представлена в популяциях Центральной Азии (монголы, уйгуры, китайцы), Сибири (тувинцы, алтайцы, селькупы, кеты) и Америки (южноамериканские индейцы, на-дене и эскимосо-алеутские племена). Но ее субгруппы, хоть и с невысокими частотами встречаемостей, присутствуют практически во всех уголках Евразии вплоть до Саудовской Аравии, Скандинавии и Британии. Исключение не составляет ни Чечня, ни Кавказ в целом. Семейство гаплогруппы Q-M242 изучено учеными-генетиками недостаточно хорошо и, поэтому, нет единого мнения относительно происхождения их европейских представителей. Часть исследователей предполагает, что представители этого семейства заселили территорию Евразии еще в глубокой древности. Но, тем не менее, доминирует мнение, что в Европу и на Ближний Восток попадают они недавно, вместе с азиатскими кочевыми племенами. Так, для примера, я рассчитал возраст гипотетического предка-основателя скандинавского клана субгруппы Q1a3a1-L54, который оказался равным 2380±390 годам. Мы рассчитали также возраст гипотетического общего предка-основателя двух чеченских семейств субгруппы Q1a3a-L53 (агишбатой-гордалой и энгеной) и выяснили, что он жил 1430±320 лет назад. Если предположить, что время его жизни совпадает со временем появления его в Чечне, то в таком случает, зарождение чеченского клана субгруппы Q1a3a-L53 выпадает на эпоху гуннского нашествия. Достоверно не известно, на каком языке разговаривали гунны. Часть ученных считает, что гуннский язык относился к тюркской группе языков, другие настаивают на его принадлежности к енисейским языкам (последние, кстати, также причисляются лингвистами к сино- или дене-кавказской макросемье). Ичкерия, ареал обитания этих чеченских тейпов – представителей субгруппы Q1a3a-L53 и предполагаемых потомков гуннов, как всем известно, полна тюркских топонимов. Поэтому наши лингвисты считают, что до нашествия войск Тимура на этой территории проживал некий тюркоязычный народ. Наши же историки считают, что именно на территории Ичкерии существовало государство Сим-Сим, которое было уничтожено войсками Тимура 600 лет назад. И когда мы рассчитали время жизни предка-основателя энгенойского клана субгруппы Q1a3a-L53, то выяснили, что он тоже возник 600±70 лет назад (агишбатинско-гордалинский клан зародился только 370±140 лет назад). А если мы вспомним, что нахский клан субгруппы L1c-M357 также «зарождается» 650±140 лет назад, то становится понятным, что магическая дата 600 лет назад на самом деле означает дату геноцида (или, с точки зрения генетики, дату прохождения представителей данных субгрупп через «бутылочное горлышко») населения Западной Чечни и Ичкерии. Именно тогда войска Тимура уничтожили практически полностью древнее население данных территорий и именно поэтому мы не можем «увидеть» их генетическую историю дальше этой даты. Подводя итог, можно предположить, что чеченские представители субгруппы Q1a3a-L53 являются потомками некоего тюркского народа, проживавшего на территории Ичкерии с середины 1 тысячелетия нашей эры. В конце 14 века, после вторжения войскам Тимура, этот народ прекратил свое самостоятельное существование, а территория Ичкерии была колонизирована нахскими тейповыми общинами – выходцами Чеберлоевского и Нашхоевского обществ. Такова наша версия, основанная на имеющихся сегодня генетических данных. И насколько она верна, покажут дальнейшие исследования.

Кроме вышерассмотренных, в нахской популяции обнаружены и другие субгруппы, но поскольку генетическая информация по ним на настоящий момент очень ограничена, мы обсуждать их не будем. Мы надеемся сделать это в будущем, когда такая информация будет собрана в достаточном для анализа объеме. Но в заключение статьи хотелось бы рассказать о некоторых заблуждениях и предубеждениях, отпугивающих людей от участия в генетических исследованиях, а также ответить на наиболее типичные вопросы, беспокоящие наших соотечественников.


 

 

Предубеждение первое. На самом деле никакой генетики не существует, вас обманывают, чтобы вытягивать из вас деньги.

Ответ. Да, генетические тесты дорогие. Но они дорогие потому, что расходные материалы (реактивы) и оборудование для анализов тоже очень дорогое. И они не настолько дорогие, чтобы их не мог себе позволить обычный человек с обычным уровнем доходов. Кроме того, можно сначала заказать короткий и недорогой тест и потом его поэтапно расширять с дискретной доплатой. При этом образец своей слюны отправлять в лабораторию не надо, она хранится постоянно в лабораторном хранилище. Генетический тест такая же реальность, как и любой иной медицинский анализ. Мы проверяли качество работы коммерческой лаборатории ФТДНА, заказывали тесты родных, двоюродных и пятиюродных братьев и всегда получали адекватные результаты. Мы также делали генетические анализы на этническую принадлежность чеченцев и ингушей – носителей разных субгрупп и всегда их этническая принадлежность определялась верно.

Предубеждение второе. Я слышал, что целью этих генетических анализов на самом деле является сбор генетического материала для создания генетического оружия.

Ответ. Мы писали, что геном всех людей разного этнического и даже расового происхождения совпадает на 99,9%, поэтому создать оружие селективного действия (чтобы оно поражало один этнос и не затрагивало другой), по крайней мере, на сегодняшнем уровне развития генетической науки, невозможно. Кроме того, образец  ДНК легко получить другим, более простым путем. И, причем, сделать это можно без ведома или разрешения на то самого тестируемого человека. Например, пробу ДНК можно получить в больнице – ведь каждый человек хоть раз в жизни сдает анализы. Или с любого предмета его одежды, или предмета, до которого он только дотрагивался (потожировые следы). И таких возможностей много.

Предубеждение третье. Вдруг в моих анализах обнаружится что-то такое, что не надо никому знать.

Ответ. Коммерческая фирма ФТДНА имеет высокую репутацию и гарантирует анонимность. В лаборатории было исследовано около 700000 человек и никаких нареканий с их стороны пока не было. Ваш результат размещается на Вашей страничке сайта фирмы (www.ftdna.com) и она защищена их номером и Вашим паролем. Кроме того, Вы можете заказать тест под вымышленным именем. После получения результата Вы, если посчитаете необходимым, можете принять участие в наших проектах. И можете сделать это опять-таки под вымышленным именем или вообще без имени. Нас интересует только Ваш результат и Ваш тейп.

Вопрос. Если моя субгруппа J1a3-Z1828, означает ли это, что я дагестанец?

Ответ. Нет, не означает. Точно так же как армянский или абхазский носитель этой субгруппы не был и не будет дагестанцем, так и чеченский ее носитель не был и, если он сам того не захочет, не будет дагестанцем. И хотя все носители этой субгруппы когда-то, когда еще не было национальностей, были членами одной праобщности, то последние несколько тысяч лет они жили своей индивидуальной жизнью. И это хорошо демонстрирует дендограмма субгруппы J1a3-Z1828, на которой чеченские ее носители образуют свои индивидуальные, независимые от дагестанских, ветви. То же самое демонстрирует и аутосомный анализ на этническую принадлежность – представители субгруппы J1a3-Z1828 не отличаются от представителей других «чеченских» субгрупп и являются носителями особого чеченского генотипа.

Вопрос. А какая гаплогруппа на сам деле настоящая чеченская?

Ответ. На этот вопрос дал хороший ответ один из участников нашего проекта. Он сказал, что чеченец это не то, что у тебя в генах, а то, что в сердце и голове. И действительно, национальность в большей степени явление культурно-экономическое, чем генетическое. Кроме того, абсолютно все народы мира (за исключением нескольких островных народов) формировались из различных миграционных потоков на протяжении многих веков или даже тысячелетий. Или говоря конкретней, все народы генетически гетерогенны в отличие от рода или племени. Но эта гетерогенность касается только Y-хромосомы (а она составляет всего 2% генома человека), тогда как благодаря рекомбинации аутосом (которые составляют 98% генома человека) и межклановым бракам, с течением времени, формируется особый генотип популяции.  Или, если говорить о чеченской популяции, то действительно, она состоит из представителей разных гаплогрупп, имеющих разную предысторию. Но после того, как они собрались на одной территории и начали налаживать взаимоотношения, в том числе и семейные, через смешанные браки начал формироваться общий чеченский генотип. Приведем пример из кулинарии. Если к стакану воды добавить крупицу сахара, то сахар исчезнет, но вода останется водой. Та же самое происходит с генотипом (аутосомами) популяции – если в популяцию приходит один человек или маленькая группа людей, то их генотип растворяется в генотипе популяции. Но если к воде добавить достаточно сахара и заварку, то получится новое блюдо – чай, который уже нельзя разложить обратно на исходные составляющие. Точно так, через смешанные браки и рекомбинации родительских хромосом, происходило и формирование особого чеченского генотипа, который уже никаким образом нельзя разделить обратно на исходные составляющие. Именно поэтому, все люди, вне зависимости от их гаплогрупп, участвовавшие в формировании чеченского народа на протяжении семи поколений, и являются настоящими чеченцами, а их гаплогруппы также являются настоящими чеченскими. Приведем следующий факт. Мы делали аутосомный анализ на этническую идентификацию чеченцев – носителей разных субгрупп. Этот анализ продемонстрировал отсутствие каких-либо существенных различий между ними и подтвердил их принадлежность к особому чеченскому генотипу. Есть и вторая сторона вопроса. А хорошо ли когда популяция гомогенна, то есть состоит исключительно из потомков одного предка-основателя? Ученые-генетики однозначно говорят, что это очень плохо. Специальные исследования показали высокую частоту встречаемости людей с наследственными генетическими заболеваниями именно в таких популяциях. А также было доказано, в таких популяциях, в результате 3-4 последовательных близкородственных браков, появляется необратимо больное потомство. Поэтому гетерогенность популяции является залогом ее здоровья. И, вероятно, благодаря именно гетерогенности чеченского народа, его представители обладают отменным и психическим, и физическим здоровьем.

Предубеждение четвертое. Своими анализами вы противопоставляете разные части чеченского общества (имеются ввиду представители разных гаплогрупп) друг другу и, тем самым, раскалываете единство народа.

Ответ. Мы только хотим установить истину, и если истина может расколоть народ, то такой народ немногого стоит. Наш опыт показывает, что самые гетерогенные (неоднородные) народы мира – это евреи и армяне. Именно эти народы одни из первых начали изучать свои генофонды, и тому уже добрый десяток лет. Но, как всем известно, они, от знания своей генной истории, не раскололись и раскалываться не собираются.

И, последнее, на что хочется обратить внимание. Генетическая наука очень быстро развивается и то, что сегодня кажется истиной, завтра, в свете новых знаний, может оказаться заблуждением. Точно так же появление новой научной информации может изменить кардинально или только подкорректировать наши современные представления об этногенезе нахских народов. В свете вышесказанного, призываю читателей относиться к нашим исследованиям и интерпретациям их результатов не как к истине в последней инстанции. Необходимо понимать, что эти интерпретации основываются на далеко не полных, отрывочных данных. И поскольку наши исследования будут продолжаться, а новая информация будет неизбежно приводить к переосмыслению или корректировке нашего видения истории формирования нахских народов, то вы должны быть готовыми к этим изменениям. А также быть готовыми помочь нашим исследованиям своим личным участием на благо чеченского и ингушского народов.

Чокаев Х. К., Чокаев А. Х., Арсанов П. M.

Advertisements

One Response to О происхождении чеченского и ингушского народов в свете данных генетических исследований

  1. kemel says:

    Ингушский тейп ГОРОКОЙ – ГОРОКОЕВЫ и еврейско-ингушские генетические связи на примере фамилий Галаевых, Дидиговых, Умаровых, Цокиевых и Хантыговых.
    Горокой, аул Мецхал.
    1. Горокоевы – прож. в с.Галашки, Н.-Корт, с.Яндаре.
    2. Амирхановы – птр. от Горокоевых, прож. в г.Назрань.
    3. Шибиловы – птр. от Горокоевых, прож. в г.Назрань.
    4. Чожоевы – птр. от Горокоевых, прож. в г.Назрань.
    5. Аспиевы – птр. от Горокоевых, прож. в с.Али-юрт, с.Экажево, с.Альтиево.
    6. Белакиевы – птр. от Горокоевых, прож. в с.Долаково.
    7. Бажиевы – птр. от Белакиевых, прож. в с.Долаково.
    8. Батыровы – птр. от Горокоевых, прож. в ауле Гаракх ущелье Армхи.
    9. Дурбековы – птр. от Горокоевых, прож. в с.Яндаре.
    10. Татриевы – птр. от Горокоевых, прож. в с.Яндареэ
    11. Чаджаевы – птр. от Горокоевых, прож. в с.Долаково.
    12. Цороевы – птр. от Даурбековых, прож. в с.Барсуки.
    13. Гумуковы – птр. от Горокоевых, прож. в с.Гамурзиево.
    14. Ториевы – птр. от Гумуковых, прож. в с.Гамурзиево.
    15. Сейтовы – птр. от Ториевых, прож. в с.Альтиево.
    16. Джамбулатовы – птр. от Горокоевых, прож. в г.Назрань.
    17. Каражевы, Эстамировы, Джанаевы – птр. от Горокоевых, прож. в г.Назрань.
    18. Касиевы, Джандаровы – птр. от Горокоевых, прож. в с.Долаково.
    19. Джаниевы – птр. от Горокоевых, прож. в с.Шолхи.
    20. Чаплоевы – птр. от Горокоевых, прож. в с.Кантышево.
    21. Матиевы – птр. от Горокоевых, прож. в с.Сурхахи, с.Каским.
    22. Келиговы – птр. от Ильясовых, прож. в с.Вознесновская.
    23. Ильясовы – птр. от Горокоевых, прож. в с.Н.-Корт, г.Назрань.
    24. Хутиевы – птр. от Горокоевых, прож. в г.Назрань.
    25. Дидиговы – птр. от Горокоевых, прож. в с.Хьамишке.
    26. Патиевы – птр. от Дидиговых, прож. в с.Базоркино.
    27. Хамичхоевы – птр. от Дидиговых, прож. в с.Альтиево, с.Гамурзиево.
    28. Пиштовы – птр. от Дидиговых, прож. в с.Н.-Корт
    29. Эгиевы – птр. от Дидиговых, прож. в с.Н.-Корт.
    30. Мизгиевы – птр. от Дидиговых, прож. в с.Базоркино.

    Дидиговы якобы происходят вместе с тремя десятками других ингушских фамилий от Горокоевых, от которых напрямую выводят свою патронимию. В свою очередь от самих Дидиговых тоже якобы аналогичным образом произошли пять ингушских фамилий это: Эгиевы, Хамичхоевы, Патиевы, Пиштовы и Мизгиевы. Некоторые указывают еще и Гумуковых, Ториевых, Чилиевых и ачалукинских Эсмурзиевых.
    На самом же деле Дидиговы по происхождению не ингуши, а чеченцы из восточной Чечни.
    Если посмотреть на приводимую куратором ингушского ДНК-проекта Дидиговым Ах1мадом (Бревисом) поимённую патронимию, то это наглядное свидетельство отсутствия какой либо достоверной информации о происхождении своей фамилии. Вот что мы видим в их фамильной легенде:
    1 вариант от самого Бревиса:
    Ах1мад-Темур-Якоб-Кудеир-Апсал-Босни-Хамат-Сакал-Едмор-Дидиг-Мизи-Еудмар-Нашх-Челе-Беса-Курт-Босни-Ольгет-Нашх (аж 19 мнимых колен)
    2 вариант от 4-родного брата:
    Якуб-Кудир-Куди-Апсал-Нашхо-Ольгет-Саккал-Умар-Едмор-Пате-Дедиг-Бесса-Курт-Челе-Босней (15 мнимых колен).
    Если исключить вписанные в родословную названия горных населённых пунктов, то картина следующая: у деда Ах1мада Якуба (почему то записан Якобом на еврейский манер) у отца было прозвище Кудир (кудеир, т.е. кударец), а у отца того в свою очередь было прозвище Апсал (абхазец), в свою очередь их дедом или прадедом был их родоначальник Дидиг (упоминаются еще Сакал и Едмар-Умар). Получается, что фамилия насчитывает до родоначальника Дидига максимум 7-8 колен или же, вернее всего, действительная картина по предкам у них отсутствует.
    Теперь посмотрим, что нам показывают генетические результаты этой фамилии, которые организовал куратор ингушских генетических исследований –Ах1мад Дидигов. В соответствии с приводимой им патронимии, генетика должна соответствовать возрасту фамилии и родственна с т.н. братскими фамилиями Эгиевых, Хамичхоевых, Патиевых, Пиштовых, Торивых, Гумуковых и Мизгиевых. Однако если смотреть на полученные результаты ДНК, то указанные фамильные легенды являются чистой воды вымыслом и, скорее всего, обусловлены не родством, которым здесь и не пахнет, а общим местом проживания в определённый период.
    Так ДНК тестирование показало, что ближайшими родственниками фамилии Дидиговых в Ингушетии являются: Галаевы, Умаровы, Цокиевы и Хантыговы, у которых, по имеющимся фамильным преданиям, нет никакого намёка на родство не только с Дидиговыми, но и с многофамильным тейпом Горокоевых. А, якобы бревисовские родственники Патиевы ( № 408081) и Эгиевы (№ 349765) при ДНК-тестировании показали совсем другой результат J2. При этом, и генетика Патиевых и Эгиевых не показала между собой близкого родства.
    Возможно, какая то часть Умаровых еще может происходить от Едмара-Умара, якобы сына Дидига, но сами они про это нигде не упоминают, т.к. тоже не помнят или не знают этого точно. При этом, протестированный Умаров(Едмарович) с Дидиговыми из одного села Хамишкой, что не исключает на каком то этапе панмиксичного процесса элиминировающего эндогамный фактор в данных фамилиях и открывающий экзогамный кроссинговер с возможной подменой генетической линии.
    Данная генетическая линия J1-Z1842 является характерной для основной массы дагестанских народов и до четверти чеченцев, но у ингушей встречается в гораздо меньшей степени и, как правило, молодые ветви, отошедшие от более крупных чеченских или дагестанских ветвей.
    Еще одним примечательным отличием данной ветви является близость к ней группы кавказских горских евреев. Данное обстоятельство, вероятно, стало возможным в результате их совместного проживания или на территории Дагестана, или на Южном Кавказе в Азербайджане. Скорее всего, первый вариант более вероятен, т.к. родственная им группа еврейских фамилий: Жанчураев, Ягудаев, Исаков, Ташаев в основном выходцы из дагестанских горских евреев или из т.н. евреев-сунжгалаи (грозненские евреи). Надо отметить, что и генетически родственная Дидиговым фамилия Галаевых тоже оказалась в этой группе. А значит, генетический родственник Дидига по прозвищу Галай получил это имя и эту фамилию как прибывший из какого то средневекового поселения с тюркским названием «-Кала» и означает «бывший крепостной или городской житель». Очевидно, в этом условном поселении «кала» и произошло смешение вайнахских и еврейских линий J1-Z1842.
    Всем известно, как Бревис всегда пытался доказать, что генетика ингушей древнее чеченской и якобы чеченцы все выходцы из горной Ингушетии и сочинял для этого всякого рода небылицы. Сам А.Дидигов не раз упоминал на родстве.ру о чуть ли не вечном пребывании их рода в районе Дарьяльского прохода на Центральном Кавказе и абсолютной достоверности приводимых им сведений об осуществлении его предками контроля на значительной территории в районе Дарьяла и за горными проходами, которые на поверку оказались чистой воды вымыслом.
    Фактически Дидиговы недавние мигранты с восточного Кавказа, а в средние века, как правило, это были так называемые отходники: трудовые наёмники, не имеющие на своей прежней родине собственности и средств к существованию, разного рода торгаши и грузоперевозчики, захваченные в заложники или изгнанные за абречество разбойники.
    Пролить свет на эти обстоятельства может отчасти происхождение тех же Галаевых и Цокиевых из тейпа Галай, Х1антыговых из Мержой и Гумуковых(кумыки), считающихся орстхоевскими родами, т.е. эта группа фамилий имеет отношение к карабулакам, которые в свою очередь известны как вайнахи проживавшие ранее в тюркской среде. Таким образом, история данных родов достаточно банальна для Кавказа: отделившись относительно недавно от своих восточночеченских сородичей Дидиг, Умар, Галай, Цоки и Х1антыг занимались в предгорьях отгонным скотоводством в составе карабулаков и потом переместились на запад в современную горную Ингушетию. О том, что Дидиговы не являются коренными родами в Ингушетии, косвенно говорит и то, что их относят к так называемым безбашенным родам, т.е. в их родовом селе Мецхал не имеется фамильной башни Дидиговых или вообще какая либо. Такие фамилии в среде ингушей обычно считаются пришлыми и в большинстве их относят к чеченцам, дагестанцам или кабардинцам.

კომენტარის დატოვება

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / შეცვლა )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / შეცვლა )

Connecting to %s

%d bloggers like this: